В одной лодке

 

12 Ноября 2018

Власти вкладывают миллиарды в развитие инфраструктуры для бизнеса в сибирских регионах. Но эффект не очевиден: приход на территорию округа новых инвесторов и открытие с нуля новых предприятий — события исключительные.

Все опрошенные журналом «Эксперт-Сибирь» региональные правительства заявили о росте инвестиций в основной капитал по отношению к тому же периоду прошлого года. В Красноярском крае этот показатель в первом полугодии вырос на 3,7%, в Республике Хакасия — на 6%, в Омской области — на 7,4%, в Иркутской области — на 15%, в Кемеровской области — на 17%, а в Алтайском крае — на 27,5%. Лидером стал Красноярский край с объемом инвестиций в 158,5 млрд рублей, где доля бюджетного финансирования — 12%. Второе место у Иркутской области — 117,6 млрд рублей.

Однако эти результаты сложно назвать успешными, считают эксперты. В инвестиционной активности Сибирь проигрывает остальной России. «Усилия, которые предпринимаются в сибирских регионах по созданию современной качественной промышленной инфраструктуры для бизнеса, в какой-то степени нивелируются дополнительными льготными режимами для инвесторов в регионах Дальнего Востока с одной стороны и опережающими темпами инфраструктурного развития регионов Центральной России и Урала — с другой. В результате наша сибирская земля теряет инвестиционную конкурентоспособность по сравнению с соседними макрорегионами», — отмечает директор по сертификации и аналитическим проектам Ассоциация индустриальных парков России Борис Сычев.

Не на пользу инвестициям в новые современные производства и низкая покупательская способность в регионах Сибири. Если по итогам первого полугодия средняя номинальная начисленная заработная плата в России составила 42 550 рублей, то в Сибири этот показатель достигнут лишь в богатом природными ресурсами Красноярском крае. А в Алтайском крае люди в среднем зарабатывают 24 651 рублей — антирекорд страны. «Для инновационных предприятий необходимы длинные и дорогие деньги, а бизнес сегодня больше ориентирован на быстрое получение прибыли. Инновации этого не дают, поэтому существует определенный психологический барьер», — заключил и. о. министра промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Николай Симонов. Неудивительно, что объем выпуска инновационной продукции в Новосибирской области в этом году оказался на 40% меньше, чем в 2017-м.

Экстенсивный подход

В Сибири бизнес предпочитает инвестировать в расширение действующих производств. Например, фармацевтический холдинг «Эвалар» заканчивает строительство в Бийске второго производственного комплекса по выпуску таблеток и капсул стоимостью 1,5 млрд рублей. А одно из ведущих зернообрабатывающих предприятий Алтайского края АО «Целина» заявило о намерении построить крупяной завод за 300 млн рублей.

Самые большие деньги компании традиционно вкладывают в освоение сибирских недр — добычу, переработку и транспортировку углеводородов, металлургию. А также в расширение деревоперерабатывающих мощностей. В Красноярском крае на добывающую и металлургическую отрасли приходится более половины вложенных средств. «Интенсивно развивается нефтедобывающая отрасль — реализуются проекты по разработке месторождений углеводородов на севере края. Перспективным направлением остается золотодобыча. Появились инвесторы в угледобывающей промышленности», — перечисляет заместитель председателя правительства Красноярского края Сергей Верещагин.

В добычу полезных ископаемых в Иркутской области инвесторы в первом полугодии направили 29,6 млрд рублей или 34,8% от всех инвестиций. «Приоритетными сферами реализации инвест­проектов остаются добыча сырой нефти и природного газа. Это разработка и обустройство нефтегазоконденсатных месторождений в Усть-Кутском и Катангском районах, реализуемые Иркутской нефтяной компанией. Есть проект ПАО «Верхнечонскнефтегаз» по разработке Верхнечонского месторождения, разработка ЗАО «НК Дулисьма» Дулисьминского нефтегазоконденсатного месторождения», — рассказывает министр экономического развития Иркутской области Евгений Орачевский.

«Кроме того у нас имеются значительные запасы лесных ресурсов. Группа «Илим» реализует инвестпроект, связанный с модернизацией производства», — продолжает он. Сумма предполагаемых инвестиций «Илим» — 53,2 млрд рублей, в том числе более 40 млрд рублей в развитие целлюлозно-бумажного производства в Братске и Усть-Илимске и 10 млрд рублей в модернизацию лесозаготовительной деятельности.

Сырьевая направленность инвестиций характерна и для Республики Хакасия и Кемеровской области. А крупнейшими инвесторами Омской области остаются такие переработчики углеводородного сырья, как «Газпромнефть-ОНПЗ», «Титан», «Омсктех­углерод», «Кордиант — Восток». Так, до 2022 года Группа компаний «Титан» планирует подойти к завершению реализации в Омской области комплексного инвестиционного проекта по углублению переработки углеводородного сырья с получением широкой линейки импортозамещающей продукции, в том числе — малотоннажной. Совокупный объем инвестиций оценивается в более чем 30 млрд рублей. «Внушает надежду то, что все наши реализующиеся и анонсированные проекты поддержаны министерством промышленности и торговли, министерством энергетики, входят в портфель приоритетных проектов, которым оказывается активная поддержка со стороны институтов развития и финансово-кредитных учреждений», — говорит председатель Совета директоров АО «ГК «Титан» Михаил Сутягинский.

«Сырьевые компании, ориентированные на экспорт,сейчас находятся в позитивном тренде, — объясняет директор Сибирского регионального центра КПМГ Леонид Козленко. — Падение курса рубля по отношению к ведущим валютам им только на руку. Хорошая прибыль позволяет инвестировать в развитие бизнеса по добыче и переработке сырья — модернизацию действующих производств и выход на новые площадки. Чего не скажешь об МСБ. Покупательский спрос в Сибири в лучшем случае не растет, а кредитные ресурсы остаются малодоступными. Новые инвесторы в Сибирь пока не идут, новые инвестпроекты, построенные с нуля, единичны».

Удочка вместо рыбы

Подход к поддержке бизнеса власть начала менять с начала 2010-х годов. Вместо того чтобы предоставлять субсидии конкретным проектам, чиновники стали больше средств направлять в инфраструктурные проекты для бизнеса. Если в 2011-2012 годах программа развития МСБ в Новосибирской области достигала объема финансирования в 650-700 млн рублей, то в этом году она чуть больше 200 млн рублей. «Основные средства вкладываются в инфраструктуру. Например, за счет федерального и областного бюджетов созданы технологические участки Академпарка и Медицинского технопарка суммарной стоимостью 1,4 млрд рублей. Любой резидент может делать на этом оборудовании прототипы, испытывать их и запускать в мелкосерийное производство», — комментирует Николай Симонов.

Появились в регионах и новые институты — фонды микрофинансирования, бизнес-инкубаторы, технопарки, инжиниринговые центры, центры поддержки экспорта, центры прототипирования. Работать с инвесторами чиновники стараются по принципу «одного окна», что должно упростить и ускорить согласование проектов. Например, в компетенции Агентства развития и инвестиций Омской области — содействие в получении земельных участков, поиск источников финансирования, расчет налоговых льгот и преференций, подготовка и согласование проектной и разрешительной строительной документации, документов на ввод объекта в эксплуатацию. В настоящее время Агентство ведет 28 проектов с объемом планируемых инвестиций 29 млрд рублей.

В Иркутской области власти гарантируют поддержку инвестпроектам независимо от их масштабов, будь то проекты микропредприятий или крупного бизнеса, производство или сфера услуг, традиционные или инновационные отрасли. «Прежде всего, это реализация мероприятий, направленных на снижение административных барьеров, повышение качества предоставления государственных услуг и создание комфортной среды для развития бизнеса. Главное, чтобы инвестпроекты были направлены на создание высокопроизводительных рабочих мест, конкурентоспособной продукции, внедрение современных технологий по сохранению экологии и, как следствие, обеспечивали поток новых налоговых поступлений в экономику Иркутской области», — рассказывает министр экономического развития Иркутской области Евгений Орачевский.

Могло быть и лучше

Для успешного привлечения инвестиций в регион необходим комплексный подход, учитывающий интересы разных групп инвесторов, считает заместитель председателя Комитета государственной поддержки инвестиционной деятельности и сопровождения инвестиционных проектов департамента инвестиций Томской области Сергей Гевлич. «В частности, для развития производств субъектов МСБ создана инфраструктура индустриального парка, подготовленная для высокотехнологичных и инновационных производств — особая экономическая зона технико-внедренческого типа для масштабных проектов — предоставление земельных участков в аренду без проведения торгов», — перечисляет чиновник. В случае прихода якорного инвестора, планирующего реализацию крупного проекта в приоритетных секторах экономики Томской области, власти региона готовы обеспечить инфраструктурой конкретную площадку.

Индустриальные парки как инфраструктурные проекты для производственного бизнеса находятся в центре внимания региональных и федеральных властей вот уже более 10 лет. По данным Ассоциации индустриальных парков России, в прошлом году парки страны привлекли 128 млрд рублей прямых инвестиций, что составляет около 50% от всех инвестиций в новые производственные проекты России. В этом году Ассоциация ожидает сохранения объемов вложений в новые производства на уровне 2017 года. «Государство прекрасно осведомлено об эффективности отрасли, пример тому — выделение Министерством экономического развития РФ 3,7 млрд рублей на создание промышленных парков в 2019 году. В программу попали два проекта из регионов СФО — индустриальный парк «Западный» в Кемерове и парк «Кызыл» в Республике Тыва», — констатирует Борис Сычев.

Статистика по индустриальным паркам Сибири из года в год не сильно меняется. Это три-пять локализаций промышленных предприятий в год, совокупная стоимость которых не превышает 2-3 млрд рублей на все регионы СФО. Традиционными лидерами являются Новосибирская область и Красноярский край. Оба региона обладают крупнейшими агломерационными центрами и транспортно-логистическими узлами. «В последние годы проактивную позицию стали занимать Кемеровская и Томская области. В этих регионах завершается создание первых индустриальных парков и ведется активная работа по привлечению резидентов. На восточных рубежах Сибири самый сильный регион — Иркутская область. Но инвестиционный потенциал этого региона реализован пока лишь в малой степени», — считает Борис Сычев.

Индустриальные парки в Сибири могли бы развиваться более интенсивно, считает председатель совета директоров АО «Завод «Экран» (управляющая компания индустриального парка «Экран») Павел Бобошик. Но для этого промпарки должны иметь преференции. «Сам по себе статус резидента их также не предполагает, вместе с тем предприятия вправе рассчитывать на помощь в рамках уже существующих программ. Мнение АИР и регионального Минэкономразвития о достаточности или даже избыточности действующих мер поддержки сдерживает развитие промпарков», — уверен Бобошик.

По мнению Павла Бобошика, органы, уполномоченные реализовывать парковую политику, должны быть активнее: «Необходимо создавать стимулы для развития промпарков за пределами Новосибирской агломерации, информировать предприятия о преимуществах работы в статусе резидентов и даже использовать элементы техники агрессивных продаж, привлекая сюда компании из других регионов».

По данным и. о. министра промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Николая Симонова, в настоящее время только два парковых проекта в Новосибирской области заполнены резидентами на 100% — индустриальный парк «Новосиб» и Технопарк новосибирского Академгородка. Последний до конца года планирует выйти на новую площадку в поселке Ложок, где будет построено около 50 тыс. кв. м административных и лабораторных площадей для инновационного бизнеса. Инженерная инфраструктура — дороги, газ, электричество, скважины — стоила бюджету около 115 млн рублей. «Проблем с производственными площадями в Новосибирске нет. Их более чем достаточно», — уверен министр. В том же промпарке «Экран» резидентами занято 90% площадей.

Всем ТОСЭР

Основной драйвер для притока инвестиций в региональную промышленность, в том числе в высокотехнологичные производства, в ближайшие несколько лет эксперты видят в гораздо более масштабных инфраструктурных проектах — территориях опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), статус которых сибирские моногорода начали получатьс 2016 года. «На Дальнем Востоке ТОСЭР — это целые регионы, в которых в числе прочих льгот действует особый таможенный режим. В Сибири статус ТОСЭР присваивается населенным пунк­там, экономика которых зависит от градообразующего предприятия или отрасли. Здесь задача ТОСЭР — диверсифицировать экономику города, уйти от зависимости от главного работодателя, и поэтому в числе резидентов могут находиться только предприятия, не связанные с градообразующим», — объясняет эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев.

Отличие ТОСЭР от особых экономических зон — жесткие требования к срокам осуществляемых резидентами инвестиций. Если в течение двух лет инвестор не приступил к реализации инвестиционного проекта, соглашение с ним расторгается. «Этим во многом обусловлен приток инвестиций в регионы, где создаются ТОСЭР. А кроме того — тем, что правила и льготы устанавливаются на длительный срок. Налог на прибыль в размере не более 5 процентов устанавливается на первые пять лет, социальные взносы в размере 7,6 процента — на 10 лет», — констатирует Алексей Калачев. По данным Росстата, рост прямых инвестиций в экономику Дальнего Востока составил в прошлом году 17,1%, притом, что в среднем по России этот показатель был лишь на уровне 4,4%. Успехи Дальнего Востока эксперты связывают с привлечением резидентов в ТОСЭР.

В настоящее время в Иркутской области создано три ТОСЭР — в моногородах Усолье-Сибирское, Саянск и Черемхово. Резидентами создано 178 новых рабочих мест и привлечено 54 млн рублей инвестиций. Крупнейшим инвестпроектом в Усолье-Сибирском стало строительство компанией «Фармсинтез-Хеми» фармацевтического завода стоимостью около 10 млрд рублей. В Алтайском края статус резидента ТОСЭР получили компании «Покровская сыроварня» (Новоалтайск) с проектом по строительству маслосырзавода стоимостью более 170 млн рублей, «Русская кожа Алтай» (Заринск) с проектом кожевенного завода стоимостью 2,06 млрд рублей и «СФК» (Заринск) с проектом расширения производства действующего фанерного комбината стоимостью 73,2 млн рублей.

А в Новосибирской области «якорем» ТОСЭР в поселке Линева стала группа компаний «Обувь России». На строительство фабрики по производству обуви мощностью более 1 млн изделий в год компания планирует направить 1,5 млрд рублей. Также в Линево должен появиться завод по выпуску солей редких и редкоземельных металлов. Инициаторы проекта — московский центр технологий «Лантан» и новосибирское СКТБ «Катализатор» — готовы инвестировать в него 150 млн руб.

В Кемеровской области наибольшую заинтересованность в ТОСЭР проявляет бизнес в Новокузнецке. В числе резидентов — 12 компаний, еще семь компаний ожидают включения в реестр. В других ТОСЭР, созданных в Кемеровской области, активность не такая высокая, как хотелось бы. Всего четыре резидента в ТОСЭР «Юрга» и шесть в «Анжеро-Судженск», отметили в департаменте инвестиций и стратегического развития администрации Кемеровской области. В качестве главного сдерживающего фактора чиновники называют требование об удвоении в первый год реализации проекта штатной численности работников для действующих предприятий. Ограничивающим фактором является и то, что для «Юрги» и «Анжеро-Судженск» установлены показатели выше, чем для ТОСЭР, созданных в 2017 годы. Это 5 млн рублей капитальных вложений и создание 20 рабочих мест в первый год реализации проекта. «В Новокузнецке данные показатели ниже ровно в два раза. Основной трудностью для потенциальных заявителей является именно достижение показателя по рабочим местам», — отметили в ведомстве.

В числе сдерживающих инвестиционную активность МСБ факторов в ТОСЭР «Абаза» власти Республики Хакасия видят рост минимального размера оплаты труда (с учетом северного и районного коэффициентов МРОТ в Абазе составляет 18 тыс. рублей), консервативную политику банков в отношении новых юридических лиц, отсутствие кредитных продуктов для субъектов МСБ, признанных резидентами ТОСЭР. «Тем не менее, ТОСЭР как инструмент экономического развития является «окном возможностей» для малого и среднего бизнеса. В настоящее время осуществляется подготовка проектов трех потенциальных резидентов для размещения на территории ТОСЭР», — говорит руководитель департамента промышленной политики и территориального развития Минэкономразвития Хакасии Николай Евдокимов. Ожидается, что к 2027 году в ТОСЭР «Абаза» бизнес вложит 2,6 млрд рублей и создаст около 700 новых рабочих мест.

По мнению Леонида Козленко, число ТОСЭР в сибирских регионах от года в год будет расти, поскольку это один из немногих реальных инструментов поддерж­ки производственного предпринимательства. «Со следующего года вступают в силу изменения в налоговый кодекс, которые ограничат возможности регионов стимулировать новый бизнес. Широкие налоговые преференции сохранятся только для резидентов ТОСЭР и компаний, реализующих региональные инвестиционные проекты и специальные инвестиционные контракты», — подчеркивает эксперт.

Опора на бюджет

Хорошим, хотя и кратковременным стимулятором инвестиционной активности бизнеса, по мнению экспертов, являются и инфраструктурные проекты, реализуемые за счет бюджета и на основе ГЧП — мосты, стадионы, поликлиники, мусороперерабатывающие комплексы и так далее.

Например, в Новосибирской области в ближайшие три года планируется реализация трех масштабных инфраструктурных проектов — строительство ледовой арены к молодежному чемпионату мира по хоккею в 2023 году, регионального волейбольного центра, а также возобновление строительства новосибирского перинатального центра. Общий объем инвестиций составит около 8 млрд рублей. А кроме этого, на условиях концессии запланировано строительство четвертого моста через Обь и двух мусоросортировочных комплексов. Очевидно, что такие проекты обеспечат заказами строительную отрасль и промышленность Новосибирской области.

Усилия объединяют не только федеральная власть и местный бизнес, но и целые регионы СФО. На Красноярском экономическом форуме в этом году было подписано соглашение между Красноярским краем, республиками Тыва и Хакасия о реализации проекта «Енисейская Сибирь». Инвестиционный потенциал создания объектов промышленной, энергетической и транспортной инфраструктурыв рамках этого проекта оценивается в 1,8 трлн рублей. Только от Хакасии в него включены 11 проектов на сумму 269,1 млрд рублей.

«В регионах катастрофический дефицит собственных инвестиций. Только выверенная фокусировка на конкретных инфраструктурных объектах может позволить достичь приемлемых результатов в привлечении инвестиций при имеющихся собственных финансовых ресурсах», — считает Борис Сычев.

Нужно больше общаться

Война экономических санкций между Россией и Западом продолжит сдерживать приток инвестиций в Сибирь, причем как российских, так и иностранных, убежден директор Сибирского регионального центра KPMG Леонид Козленко. «Инвесторам нужна экономическая стабильность в стране, прозрачность государственной инвестиционной стратегии, понятные правила игры. Для крупного инвестора нужен прозрачный горизонт планирование на 10-20 лет. А в России чуть ли не каждый год меняется налоговое законодательство», — восклицает Козленко. Как только России удастся восстановить конструктивные отношения с Западом, инвестиции вернутся в страну, считает он.

«Предприниматели инвестируют туда, где капитальная и операционная стоимость ведения бизнеса наименьшие, — говорит директор компании «Ангиолайн» Андрей Кудряшов. — Необходимо по возможности снизить до нуля финансовую и административную стоимость «входного билета» для организаций, которые строят новые производства и создают новые рабочие места, пока они не закончат строительство, и еще на пять лет — пока налаживается производство. Для примера, мы строим в Кольцово новый завод, продукцию он будет выпускать через два-три года, однако налог на землю мы с начала строительства платим по 2 млн рублей в год».

В регионах для привлечения инвесторов делается, конечно, многое, создаются и просто «единые окна», и «окна возможностей», но инвесторам по-прежнему приходится в них буквально влезать. Возможно, ситуация изменится, когда инвестору предложат не только «окно», но и дверь распахнут.

До наступления лучших для российской экономики времен региональным властям стоит изменить парадигму общения с инвестором, переходить «от органа контролирующего к органу помогающему». «В средне- и долгосрочной перспективе интересы бизнеса и региональных администраций совпадают. Власти выгодно, чтобы бизнес развивался. Это создание новых рабочих мест, повышение налоговых поступлений. Мы все в одной лодке, и нужно больше общаться», — убеж­ден Леонид Козленко.

Автор: Михаил Кичанов

Источник: Эксперт Сибирь