Шахматная корона Сибири

 

27 Мая 2015

Новосибирск превращается в один из шахматных центров страны, подхватив выпавшее из рук соседей-томичей знамя. На майском командном чемпионате России в Сочи новосибирской «Сибири» не было равных. Команда, в составе которой выступали Владимир Крамник, Левон Аронян (Армения), Дмитрий Яковенко, Ван Юэ (Китай), Антон Коробов (Украина), Дмитрий Кокарев, Дмитрий Бочаров и Павел Малетин, показала абсолютный результат, победив во всех семи турах и набрав 14 очков.

Последний раз клубная вершина покорялась местным гроссмейстерам, собранным тогда под знаменами команды «Новая Сибирь», ровно двадцать лет назад — в 1995 году. Был коллектив в призах и на европейской арене. Кстати, именно новосибирская команда «Вектор» — и сегодня об этом уже мало кто помнит — выиграла первый чемпионат СССР среди шахматных клубов в далеком 1988 году.
Не успели новосибирцы нарадоваться историческому триумфу, как им предстояло новое шахматное испытание — на этот раз на берегах Невы. Из двойной поездки сибиряки вернулись победителями: Дмитрий Бочаров к командному золоту Сочи добавил еще и личную викторию в блице на чемпионате России по быстрым шахматам в Санкт-Петербурге, переняв звание сильнейшего у своего земляка Павла Малетина, который выиграл этот турнир год назад (но в рапиде).
Для того чтобы повторить свой успех годичной давности, Павлу не хватило лишь пары интересных ходов. Но и забот за этот год у него привилось. С недавних пор гроссмейстер является президентом шахматной федерации Новосибирской области. Он не только успешно сражается за доской, но и решает многочисленные организационные вопросы, формирует команду и руководит процессом. По возвращении в родной город молодой менеджер и новоиспеченный чемпион страны дал обстоятельное интервью нашей газете, рассказав о том, как ковался успех в олимпийской столице, какие возможности он открывает и к чему обязывает. Ведь теперь сибирской дружине предстоит отстаивать честь страны на командном чемпионате Европы, который состоится осенью в Македонии.

20 лет спустя

— Владимир Крамник давненько не участвовал в командных чемпионатах страны. Как удалось «заманить» экс-чемпиона мира? Тем более команда у нас новая.
— Я написал ему письмо по электронной почте с предложением сыграть за нашу команду — Российская шахматная федерация помогла нам с контактами многих шахматистов, в том числе с Крамником. На положительный ответ, скажу честно, особо не надеялся. Но Владимир Борисович заинтересовался. Детали согласовали быстро. Он мне потом позвонил, спросил, кто играет в команде, на что рассчитываем, за что боремся. Все-таки человек ставит перед собой серьезные задачи и в слабой команде вряд ли бы стал играть. Когда Крамник ответил согласием, дышать стало намного легче. Он не только выдающийся шахматист, но и сильный лидер. Если вы посмотрите результаты российской сборной с ним и без него, то убедитесь: это две большие разницы.
— Неужели при переговорах с известными гроссмейстерами не было никаких, грубо говоря, «торгов»?
— У нас все-таки нет таких гонораров, как в футболе или хоккее (по некоторым оценкам, представители мировой шахматной элиты зарабатывают на турнирах порядка 200—300 тысяч долларов в год. — Прим. авт.), или каких-то юридических нюансов. Все обычно происходит следующим образом: гроссмейстер сам называет условия, на которых он готов сыграть, а мы уже смотрим: если это укладывается в наш бюджет, заключаем соглашение. Если нет — предлагаем встречные, компромиссные варианты, но именно с Крамником такого не было. Он назвал условия — мы их сразу приняли. С другими  были переговоры, но отнюдь не длительные и не болезненные. Денежные вопросы решались довольно легко, заоблачных требований никто не выдвигал. На самом деле не всегда деньги — это самое главное для игроков топ-уровня.
— Когда команда сформировалась в окончательном виде?
— Аронян у нас был последний, если так можно сказать, секретный «ингредиент» (улыбается). Я обратился к нему только 16 или 17 апреля, учитывая, что он готовился к командному чемпионату мира в составе сборной Армении. Переговоры заняли несколько дней, и к 20 апреля состав полностью сформировался. Договоренность с Ароняном — это, как я сейчас понимаю, огромная удача. Как это ни странно прозвучит, но именно это обстоятельство, пожалуй, решило исход соревнований в нашу пользу. Он очень много помогал ребятам при подготовке к партиям, всегда заходил, интересовался, как дела, как настрой, подбадривал.
— Какие факторы стали ключевыми в этом успехе?
— Доброжелательная атмосфера, которая была в «Сибири», — это крайне важно для достижения командного результата. Каждый был заряжен на борьбу и старался не только отрабатывать свою профессиональную обязанность (когда тебе платят деньги и ты за это должен показать определенный уровень), но и играл для души, и это чувствовалось. То есть не только долг, но и еще какая-то дополнительная мотивация была — во многом благодаря тому, что наши лидеры Крамник и Аронян оказались очень приятными людьми, которые вели за собой остальных.
Традиции у нас есть, просто они прерывались. Сейчас их, благодаря помощи спонсора, удалось отчасти возродить.
— Доводилось слышать мнение, мол, к Новосибирску эта команда и победа имеют  опосредованное отношение. Что ответите оппонентам?
— О чем тут можно спорить? Выиграть чемпионат России только новосибирскими шахматистами невозможно в принципе. Ну, заняли бы мы седьмое или восьмое место из восьми... Есть сборная области и есть профессиональный шахматный клуб — это разные вещи. На самом деле в других участвующих в турнире командах — подобная картина. Да и в других видах спорта тоже. Вот возьмем хоккейную или футбольную «Сибирь» — сколько там своих воспитанников? У нас двое человек из восьми местные, то есть 25 процентов, там примерно так же.
Так что это стандартная для современного спорта ситуация. У меня, как человека, который отвечает за результат, не было задачи привлекать именно новосибирских шахматистов. Кто платит, тот и заказывает музыку. Есть задача и есть средства, с помощью которых ее можно решить. Была бы задача собрать чисто новосибирскую команду — о’кей, но задача была выиграть турнир. Соответственно, и фамилии были уже другие.

Сибирский интернационал

— Уже есть понимание того, каким будет у «Сибири» состав на клубном чемпионате Европы?
— Костяк точно сохранится. Естественно, мы настроены сохранить лидерскую связку Крамник — Аронян, поскольку без них в плане борьбы за высокие места делать абсолютно нечего — даже на российском уровне, про Европу я молчу. Замены предполагаются, но, думаю, одна-две. Время еще есть. Чтобы бороться за первое место, желательно еще немного усилиться, но при этом важно сохранить атмосферу в команде. Ведь на командном чемпионате Европы нам, во-первых, будут противостоять три основных конкурента по российскому чемпионату, во-вторых, добавляется несколько сильнейших европейских команд: азербайджанский «СОКАР», который выигрывал последние чемпионаты континента, македонская команда, которая под домашний турнир собирает особо мощный состав (насколько мне известно, многие сильнейшие российские гроссмейстеры будут за нее играть). Всегда на европейском первенстве, помимо российских коллективов, есть еще как минимум два – три суперклуба со средним рейтингом участников выше 2700.
— Есть планы пригласить в Новосибирск Крамника? Тем более что здесь он, насколько мне удалось узнать, никогда не бывал.
— Такие идеи, конечно, есть, как и соглашение о намерениях. Насколько я знаю, это с Владимиром Борисовичем уже вкратце обсуждалось, он абсолютно не против. Понятно, что в первую очередь такие люди привлекались в команду за их спортивные качества, но все-таки Крамник — это Крамник, и не попытаться пригласить его к нам, было бы глупо. Главное — найти время, все-таки график загруженный, тем более во второй половине года всегда намного больше соревнований. Это было бы сильным ходом.
Когда я развивался как шахматист, ни Крамник, ни другие шахматисты из первой десятки к нам не приезжали. Только в 1993 и 1995 годах проводили супертурниры, в которых участвовали сильнейшие российские гроссмейстеры, но это было очень уж давно.
— Привлечение гроссмейстеров с мировым именем и победа на клубном уровне — это, без сомнения, здорово, но получит ли она развитие? Какие дивиденды для местных шахмат можно извлечь из этого успеха?
— Мы постараемся не повторять путь других регионов, где многие годы существовали или продолжают существовать команды экстра-класса, однако остальные аспекты шахматной жизни оказываются без поддержки. Будем строить свою работу так, чтобы команда была помощником в развитии местных шахмат, чтобы она популяризовала нашу любимую игру, чтобы был отклик со стороны властей. Раз уж у нас есть чемпионы России, может, и с их стороны последуют какие-то шаги. Скажем, хотелось бы получить большое помещение для городского шахматного клуба. Сейчас его занимает детско-юношеская спортивная школа ТЭИС. Понятно, что выгонять их оттуда никто не собирается. Значит, нужно подбирать для этого другое место.
В клубе можно было бы проводить международные соревнования, там же располагался бы шахматный центр, где я мог бы прийти и спокойно поработать, прочитать лекции детям, провести сеанс одновременной игры — сейчас же это банально негде сделать! Шахматные школы все загружены, в них постоянно идут занятия. Просторное помещение, где могло бы свободно разместиться хотя бы 150 человек, должно быть в каждом крупном шахматном регионе. То, что его нет в Новосибирске, это неправильно. Во всех соседних регионах, несмотря на сложности, которых хватает всюду, шахматный клуб есть. Ожидаем помощи от городской или областной администрации в решении этого вопроса. Тем более, у нас сегодня есть результаты на всех уровнях.
Команда — это большое подспорье, так как клубный чемпионат — это престижные соревнования. То, что в Новосибирске есть чемпионы России, — весомый плюс к спортивным достижениям области.
Имея такую команду, проще договориться о проведении мастер-классов, лекций от ведущих гроссмейстеров. И потом, мотивирующая составляющая тут достаточно серьезная. Подрастающему поколению есть к чему стремиться. Помню, что когда в 90-е годы у нас в городе была крепкая команда, это служило для меня, тогда еще ребенка, ориентиром и поводом работать над собой.
— Тогда, кстати, за Новосибирск играли в основном местные спортсмены?
— Как минимум половина была своих: Хасин, Фоминых, Гольдин, Макаров. Но в те времена все-таки было попроще, конкуренция была не такая высокая, можно было брать больше местных игроков. Дополнительно приглашались два-три топ-игрока из числа сильнейших гроссмейстеров России и мира. В таком виде команда показывала достойные результаты. Однако сейчас в таком формате могут существовать разве что команды Москвы и Санкт-Петербурга.
Наша недавняя победа должна дать определенный импульс: если раньше все чуть приуныли по поводу развития шахмат в Новосибирской области, то сейчас ситуация меняется. Все видят, что в шахматы приходят деньги. Нам, со своей стороны, этот потенциал надо реализовать, грамотно построив работу. А команда — это только одно из направлений, одна из граней этой работы.

Андрей ВЕРЕЩАГИН

Источник: ЧЕСТНОЕ СЛОВО