ПОРТРЕТЫ: Павел МАЛЕТИН

 

20 Октября 2015

Новосибирский гроссмейстер, который полгода назад возглавил областную Федерацию шахмат, вдохновленный победой сборной «Сибирь» в Командном чемпионате России в Сочи, готовится к поездке на Еврокубок. Чтобы выиграть, он качает мышцы и читает неинтересные книги.

В состав «Сибири» входил Владимир Крамник. Каково это – выступать вместе с чемпионом мира?
– С одной стороны, чувствуешь себя спокойно, поскольку знаешь, что на первой доске будет все в порядке. С другой – его присутствие в команде добавляет ответственности. Если в иной ситуации можно позволить себе какое-то экстравагантное решение, понадеяться на ошибки соперника и сделать ход, в необходимости которого не совсем уверен, то при Владимире Крамнике такого себе не позволишь. Под его удивленным взглядом поверх очков решится на какую-то авантюру невозможно.
Идея пригласить Владимира Борисовича была моей, ее поддержал президент РАТМ Холдинга Эдуард Таран. Мы понимали, что такая яркая фигура, как Крамник, обязательно нужна команде, претендующей на первое место – ведь перед нами стояла задача победить.
Шахматы сегодня популярны?
– Нужно различать зрительский интерес и стремление заниматься шахматами. Как интеллектуальный досуг игра популярна – и онлайн, и оффлайн.
Матчи между звездами, например Вишванатаном Анандом и Магнусом Карлсеном, смотрят миллионы зрителей. Согласитесь, это неплохой показатель для спорта, понять который – что вообще происходит на доске – может далеко не каждый, тем более оценить суть идеи и красоту комбинации. Шахматы часто сравнивают с классической музыкой. Как правило, постичь глубину, нюансы и дополнительные смыслы музыкального произведения способны слушатели со специальной подготовкой. В этом случае человек получает не только эстетическое, но и интеллектуальное удовольствие.
Конкуренция среди шахматистов жесткая?
– Все шахматисты – индивидуалисты, что обусловлено самой сутью игры: когда ты сидишь за доской, то сам принимаешь решения и не имеешь права ни с кем советоваться. В итоге наверх пробиваются те, чьи амбиции сильнее. Порой они принимают гипертрофированные формы, например, про великого советского гроссмейстера Виктора Корчного в шутку говорили, что у него мания величия переходит в манию преследования и обратно. Конечно, и среди чемпионов мира есть люди мягкие и доброжелательные, но, скорее, это исключение. Тем более примечательно, что в сборной «Сибирь» сложились отличные отношения между игроками, чувствовался командный дух. Для мэтров уровня Крамника это немаловажно.
Правда ли, что шахматисты – люди крайне чувствительные и во время матча их раздражает буквально все?
– Не совсем так. Если человек не умеет справляться со стрессом, то, в конце концов, стресс его уничтожит. Хотя да, бывает, что хочется сопернику хорошенько врезать, а, например, если бы мы сидели за соседними столиками в кафе, и он делал то же самое, я бы на это вообще внимания не обратил. Наверное, причина тут в эмоциональном напряжении, когда любая мелочь раздражает.
Как вы снимаете напряжение?
– Например, хожу в тренажерный зал. Заметил, что после интенсивных тренировок у меня голова гораздо лучше соображает. Ничего удивительного: зачастую к концу длинной партии в помещении становится душно, а если сердце и легкие работают хорошо, то мозг получает больше кислорода, соответственно вы допускаете меньше ошибок. Кстати, Гарри Каспаров перед турниром удваивал физические нагрузки, но по другим соображениям – он хотел ощущать себя сильнее, чем соперник. Сейчас многие шахматисты активно занимаются спортом: индивидуалисты на тренажерах, командные игроки – на футбольном поле.
По этому поводу есть старая шутка: «Футбол – это не шахматы, тут думать надо»...
– Есть в этой фразе доля правды. В шахматах многое зависит от степени подготовки спортсмена – я могу в полусознательном состоянии выдать партию, пусть и ниже своих возможностей, но примерно на уровне мастера. Зачастую шахматисты с большим опытом не задумываются, почему делают тот или иной ход, они, что называется, «играют рукой», лучшие блицоры (мастера, играющие блиц – Ред.), как правило, такие.
Навыки, приобретаемые в игре, применимы в обычной жизни?
– Многие шахматисты довольно успешно играют в покер и на фондовом рынке. А в быту у нас выработана привычка формировать логичную цепочку действий. Мой коллега Дмитрий Бочаров часто приводит пример, что придя в гипермаркет за покупками, шахматист не будет ходить там кругами, а построит дерево вариантов – как на клетчатом поле, и сэкономит полчаса. Кроме того, по статистике у детей, которые занимаются шахматами, оценки выше. Но главное даже не это. Шахматы учат принимать оптимальные решения – быстро и под давлением. Вот почему Федерация шахмат Новосибирской области при содействии РАТМ Холдинга планирует развивать в регионе проекты «Белая ладья» – в школах, и «Шахматы в детские дома». Молодое поколение должно уметь работать в условиях жесткого цейтнота – кстати, это понятие пришло из шахмат.

А еще важно знать, что…
До Малетина должность президента Новосибирской федерации шахмат занимал его тренер – Александр Хасин.
Благодаря родителям (его мама работала учителем истории в школе, отец – кандидат исторических наук – преподает в вузе) Павел полюбил историческую литературу. Однако во время турниров он читает неинтересные книги – так ему легче заснуть, чтобы «выключить» голову.
Выигрышные позиции Павел Малетин, зачастую, получает, разменивая слона на коня.

Текст: Павел Ютяев

Фото: Сергей Черных

Источник: журнал «СОБАКА»