Просадка на миллион

 

29 Июня 2015

Участившиеся провалы напряжения в электросети ежемесячно обходятся предприятиям реального сектора экономики Новосибирска в десятки миллионов руб­лей. Для защиты своих интересов промышленники решили объединить усилия.

Потери новосибирского завода «Экран» от провалов электрического напряжения превышают 10 млн рублей в месяц


«Наш завод производит стеклотару. Этот процесс происходит в стекловаренных печах при температуре 1 520–1 600 градусов, и время от времени печи нужно охлаж­дать. В 2013 году мы провели аудит оборудования, чтобы найти ответ на вопрос: почему наши печи не выдерживают мировые стандарты надежности и отрабатывают только половину нормативного срока. Причина оказалась в просадках (провалах электрического напряжения. — Ред.), которые характерны для Новосибирска с начала лета до конца осени. Просадка даже на долю секунды ведет к отключению оборудования, компрессоров, останавливается весь процесс охлаждения. В результате из-за образования микротрещин печи служат только пять–шесть лет. Стоимость же одной печи — более миллиарда руб­лей», — рассказывает гендиректор ОАО «Новосибирский завод «Экран» (актив РАТМ Холдинга) Павел Бобошик.

Проблему «просадок» удастся решить в Новосибирске за пять лет, уверен Павел Бобошик, лишь бы вмешалась власть


Если в 2007 году на «Экране» зарегистрировали семь просадок, то в 2014-м — уже 27, а с начала 2015 года — 11. В той или иной степени проблема характерна для всех промышленных предприятий Новосибирска. «У нас провалы напряжения происходят один–два раза в месяц, — говорит директор сетевой и эксплуатационной компании НАПО им. В.П. Чкалова Андрей Сумин. — Современные английские, немецкие и американские станки чувствительны к таким перепадам, и после каждого случая мы перезапускаем систему в течение полутора–двух часов. Мы жаловались гарантирующему поставщику, писали в «РЭС» (ОАО «Регио­нальные электрические сети», оказывает услуги по передаче электрической энергии. — Ред.). Ответ: ГОСТ допускает провалы».

Кто виноват?

Для промышленников просадки электроэнергии — это не только (и даже не столько) остановка технологического процесса (нередко на четыре–шесть часов), но и прямые убытки. «Если станок во время просадки обрабатывал сверхточную деталь самолета, которая стоит миллионы руб­лей, она окажется бракованной», — констатирует Андрей Сумин. Завод «Экран» только в мае из-за провалов напряжения недовыпустил 2,5 млн единиц стеклотары, упущенная выгода составила 11,5 млн руб­лей.

Удивительно, но по закону в перебоях подачи напряжения никто не виноват. Низкое качество поставляемой электрической энергии соответствует действующему нацио­нальному стандарту (ГОСТ 32144–2013), поэтому привлечь к ответственности гарантирующих поставщиков и сетевые организации в большинстве случаев невозможно. По новому ГОСТу, допустимая продолжительность провала напряжения достигает одной минуты. «Этот ГОСТ прикрывает «РЭС», позволяя обеспечивать предприятия электроэнергией так, как удобно этой компании», — сетует главный энергетик завода «Экран» Дмитрий Фалалеев. «Требования HEINEKEN, Efes и Coca-Cola к стеклотаре гораздо выше, чем предусмотренные ГОСТом, но если мы их не выполним, наши клиенты уйдут к другим стекольным заводам. А энергетики — монополисты. Нас загоняют в угол. Обязать поставщика энергоресурса возместить эти потери мы не в состоянии — ГОСТ «сконструирован» не для промышленников. Обращаться в суд есть смысл, только если по причине просадок что-то сгорит, то есть предприятию будет причинен реальный ущерб, — с горечью замечает Павел Бобошик. — Завод «Экран» единственный в стране, кто в этом году вкладывает в стекловаренные печи более 600 миллионов руб­лей: 500 миллионов в одну и 112 миллионов — в другую. И я не хочу, чтобы за пять лет эти печи сгорели». В начале этого года на «Экране» отремонтировали стекловаренную печь № 5, инвестиции превысили 120 млн руб­лей.

Проанализировав причины всех просадок, новосибирские промышленники пришли к заключению, что перебои подачи электрического напряжения вызваны недоработками в эксплуатации электроустановок со стороны «РЭС», альтернативы которому на рынке просто нет. «Нельзя сказать, что «РЭС» совсем не занимается реконструкцией своих сетей, — конечно, занимается, но не в тех масштабах, которые необходимы. Нередко приходится слышать, что сетевики экономят на оборудовании, ставят некачественное, и оно быстро выходит из строя, — рассказывает главный энергетик ОАО «Завод «Труд» Евгений Леонов. — Наш завод расположен на улице Станционной и «запитан» от подстанции «Западная» (часть инфраструктуры «РЭС». — Ред.). Там нет даже постоянной диспетчерской. Так, при возникновении аварийной ситуации в 16:00–17:00 дежурная бригада приезжает на место к 19:00 — из-за пробок. На все вопросы «РЭС» дают ответы в течение месяца — через сервисный центр. Как правило, приходят отписки».

Как рассказал заместитель директора по правовым вопросам завода «Экран» Андрей Курбатов, предприятие направило несколько обращений в прокуратуру Новосибирской области, системному оператору единой энергетической системы и в Ростехнадзор. «Прокуратура перенаправила эти письма в областной департамент по тарифам, министерство ЖКХ и энергетики региона и в УФАС. Системный оператор посоветовал обратиться в Ростехнадзор. Оттуда пока не ответили», — разводит руками юрист.

Что делать?

Для решения проблемы просадок энергетики предлагают предприятиям самим защищать свое оборудование, что вызывает недоумение у бизнеса. «Нам говорят: ставьте источники бесперебойного питания, аккумуляторные батареи. Но стоимость мероприятий по установке соизмерима со стоимостью самого оборудования. Для нас это накладно», — заявляет Андрей Сумин.

В качестве альтернативы нестабильных поставок электрической энергии завод «Экран» рассматривает возможность строительства газогенератора, отказавшись от услуг энергосетевиков. «Сейчас мы обсуждаем полное отключение от энергосетей в Новосибирске. И в этом мы не пионеры. В России есть примеры стекольных заводов, которые перешли на собственную газовую генерацию. Конечно, это вынужденная мера, но мы должны защищать свой бизнес», — восклицает Павел Бобошик. По его словам, в начале 2014 года менеджеры завода просчитывали экономику вложений в установку газовой генерации, но тогда пришли к выводу, что инвестиции окажутся неэффективными. «Расчетная окупаемость приближалась к 10 годам. Для нас это много. Но сегодня, когда тарифы на электрическую энергию выросли на 20–25%, экономика от внедрения собственной генерации может оказаться вполне рентабельной», — считает глава «Экрана».

По словам Павла Бобошика, завод «Экран» заручился поддержкой примерно двух десятков предприятий, которые намерены сообща защищать свои «энергетические» интересы. Промышленники намерены обратиться к властям всех уровней, в контролирующие органы, с просьбой принять меры в отношении ОАО «РЭС», не обеспечивающего надежность поставок электроэнергии. А также подготовить предложения по внесению изменений в нормативные акты, регулирующие вопросы электроснабжения. Планируется встреча промышленников и с представителями гарантирующего поставщика и сетевой организации. «И власти, и бизнес-сообществу необходимо понимать, что проблема энергоснабжения не является точечной, а характерна для промышленности в целом, — заключает Дмитрий Фалалеев. — Нам нужно объединить свои усилия и добиваться, чтобы в ГОСТ внесли изменения с учетом наших замечаний, например, этот документ должен нормировать количество провалов напряжения и их периодичность».

«Я сдержанный оптимист и верю, что мы можем исправить ситуацию. Если решением проблемы стабильности энергоснабжения Новосибирска мы займемся сейчас, то результат будет лет через пять. Но если мы ничего не будем делать, то ситуация будет только ухудшаться. Перебои в электроэнергии продолжат убивать оборудование, и наша конкурентособность будет падать», — подытожил Павел Бобошик.

Михаил Кичанов

Источник: «Эксперт Сибирь» №26-27 (456)