«Рынок стеклотары ждет консолидация»

 

1 Декабря 2014

Директор новосибирского завода «Экран» — о влиянии демпинга на рынок стеклотары, большой инвестиционной программе и облегченной бутылке.

Модернизированную котельную завода «Экран» в июне посетил мэр Новосибирска Анатолий Локоть (слева направо: гендиректор завода «Экран» Павел Бобошик, мэр Новосибирска Анатолий Локоть и президент РАТМ Холдинга Эдуард Таран)

Крупнейший в Сибири производитель стеклянной тары ОАО «Новосибирский завод «Экран» (входит в РАТМ Холдинг) по итогам девяти месяцев 2014 года показал 269,7 млн руб­лей чистого убытка. При этом по ряду показателей «Экран» был и остается одним из самых крепко стоящих на ногах предприятий в своей отрасли не только в Сибири, но и в России в целом. О том, почему не стоит гнаться за быстрой выручкой, зачем производителям тарного стекла вкладывать средства в разработку новых технологий и о своем видении перспектив отрасли журналу «Эксперт-Сибирь» рассказал генеральный директор новосибирского завода «Экран» Павел Бобошик.

Грани убытков и точки безубыточности

«Итоги текущего года подводить еще рано, но глядя на показатели десяти месяцев, можно уверенно говорить, что мы выполним план по производству, а по объемам продаж и выручке даже прибавим два–три процента к ожиданиям, — поясняет Павел Бобошик. — Те убытки, которые мы фиксируем сегодня, были нами спрогнозированы и являются составной частью нашего бюджетного плана. Нам даже удалось немного снизить запланированные потери».

С начала 2014 года завод «Экран» начал реализацию двухлетней инвестиционной программы по модернизации оборудования. Программа предусматривает пошаговый капитальный ремонт печей предприятия, предполагающий увеличение их мощностей, а также масштабный проект строительства новой печи № 6. Сейчас на заводе из десяти производственных линий работает пять. С реализацией пунктов инвестпрограммы в 2015 на заводе введут еще три линии.

«2014 год мы закончим с показателем производства около 310 млн единиц стекло­тары, тогда как при работе на полную мощность можем производить около 450 млн бутылок — именно эту цифру можно считать точкой безубыточности, — уточняет директор завода. — Производственные площади «Экрана» позволяют в перспективе выйти на производительность 700–800 млн бутылок. Но это значило бы, что мы стали монополистами в Сибири. А пока существует завод в Тюмени и сюда везут бутылку из европейской части России по низким ценам, нам такие объемы не нужны. Идеальный вариант для рынка сегодня –— 450 млн единиц в год».

Стратегия завода «Экран» — планомерно, сознательно идя на убытки, возвращать предприятие к своим мощностям путем качественного ремонта с использованием передовых технологий и лучших материалов. И это несмотря на то, что с введением европейских санкций и падением курса руб­ля управленцы и инвесторы завода прогнозируют подорожание вложений до 40%.

Впрочем, своим примером завод «Экран» доказал, что даже в условиях масштабных ремонтов оборудования предприятию можно и нужно работать над снижением затрат. В текущем году благодаря оптимизации штата и усиленной работе с персоналом «Экрану» удалось повысить производительность труда на 12%. Кроме того, в 2014 году предприятие на 10% увеличило коэффициент использования технологической системы. Еще одной значимой причиной снижения планируемых заводом убытков стало увеличение средней цены за тонну стекломассы — даже при условии, что в целом в стекольной отрасли цены на тарное стекло давно не растут.

«Пузырь должен лопнуть»

Как рассказал Павел Бобошик, бутылка, которую в 2008 году продавали по семь руб­лей за штуку, сегодня уходит на рынке по четыре руб­ля. И это невзирая на то, что цена на основной расходный материал для производства стекломассы — соду — по сравнению с тем же 2008 годом выросла в два раза. Но поднимать стоимость за единицу товара местным производителям бессмысленно, поясняет стекольщик: из европейской части России в Сибирь везут бутылку, предлагая ее на 30 копеек дешевле рыночной стоимости.

Причина процветания демпинговой стратегии в отрасли — количество мощностей по производству тарного стекла в России сегодня на 40% превышает потребности рынка. А особенность большинства оборудования по производству бутылки такова, что печь, запрограммированная на выпуск, например, 150 тонн стеклотары, не может выдавать меньший объем, следовательно, все «лишние» тонны бутылки производители стремятся продать за любые деньги, чтобы хоть как-то снизить убытки предприятий.

По мнению Павла Бобошика, имеющего многолетний опыт работы в стекольной промышленности Европы, Азии и Америки, это ситуация не одного дня, она свидетельствует о глубоком кризисе рынка тарного стекла и является предвестником скорого «схлопывания» значительной части производств, открытых в России на волне оптимизма в конце девяностых — середине двухтысячных годов.

«В 2000 году, когда сюда массово стали приходить Heineken, Danone, Nestle, Coca-cola и прочие производители напитков, мощностей не хватало, — разъясняет Павел Бобошик. — Бутылку привозили из Финляндии, Чехии, Польши, откуда угодно — за бешеные деньги. Первые в России стекольные заводы окупались за три года. Это было настолько привлекательно, что не только российские и чешские банки не глядя давали деньги, даже американские инвестфонды вкладывали в заводы в России — потребность в бутылке на тот момент казалась безграничной. Сегодня же мы имеем большое количество заводов, значительная часть которых без преувеличения работает на грани убытка. Они покрывают основные расходы на материалы и зарплаты, не закладывая средств на амортизацию и возврат денег своим кредиторам. Мой прогноз: в ближайшие два–три года рынок тарного стекла ожидают массовые банкротства. Примеры таких банкротств уже есть, так же, как есть примеры проектов, оставшихся лишь на бумаге. А пока это огромное количество мощностей будет существовать и пока этот пузырь «плохих кредитов» не лопнет, средняя цена бутылки не поднимется».

Логичным развитием событий Павел Бобошик считает в ближайшем будущем выкуп производственного оборудования у банкротящихся заводов крепкими предприятиями отрасли. Пока же последние активно работают на улучшение качества своей продукции — ремонтируют и обновляют печи, оптимизируют инфраструктуру, улучшают работу отделов формокомплектов, инвестируют в новые разработки и внедрение передовых технологий. Все эти пункты входят в инвестиционную программу завода «Экран», рассчитанную на ближайшие два года.

Сначала качество, потом количество

Средняя цена за тонну тарного стекла в России сегодня составляет порядка 12 тысяч руб­лей. Чтобы производство считалось эффективным и прибыльным, необходима цена хотя бы в 15 тысяч руб­лей. Заводу «Экран» в 2014 году удалось найти решение, позволяющее увеличить стоимость тонны тарного стекла, не подняв при этом цену за единицу. Запустив на предприятии линию по производству бутылки по технологии NNBP, предприятие стало первым в Сибири предлагать производителям напитков облегченную стеклотару и, как следствие, выиграло в цене — инновационная технология уменьшает вес стеклотары на 20–25%, а значит, на столько же вырастает количество продаваемых единиц в тонне продукции.

«Запуск производственной линии по этой технологии — лишь один из пунк­тов нашей большой инвестиционной программы по модернизации производственных мощностей завода, — сообщает Павел Бобошик. — Спрос на «облегченку» растет с каждым днем, только в октябре для Efes мы изготовили пять миллионов бутылок. В настоящее время завод имеет контракты с ведущими брендами напитков в Сибири и ведет переговоры с производителями европейской части России и Казахстана. Согласно нашим планам вторая линия NNBP будет запущена в конце весны 2015 года, и даже на третью линию, которую мы планируем ввести в начале 2016 года, уже есть договоренности по загрузке».

В конце октября на заводе «Экран» успешно прошли две серии испытаний технологии добавления углеродных нанотрубок при изготовлении стекломассы. Лабораторными экспериментами использования нанотрубок в стекольной отрасли в Новосибирске занимается подразделение РАТМ Холдинга — УК «Ломоносов Капитал». По словам Павла Бобошика, испытания прошли успешно и вселяют оптимизм: «Использование нанотехнологий при изготовлении стекломассы позволит сделать облегченную бутылку более прочной, что немаловажно для транспортировки тары и особенно ценно для производителей пива, которым необходимо, чтобы бутылка была одновременно легкой и держала давление». Не исключено, что сертификат на стеклотару с нанонапылением предприятие получит уже до конца года.

Ставка на последние технологии в производстве стеклотары и серьезное обновление оборудования на предприятии закономерно повлекли за собой пересмотр инфраструктуры управления печами и управленческой стратегии завода «Экран» в целом, потребовали набора новых сотрудников и их обучения. В начале марта на заводе торжественно ввели в эксплуатацию отремонтированную печь № 4. Одновременно предприятие запустило новое качественное инспекционное оборудование, стоимостью 1 млн 400 тысяч евро. Благодаря этому «Экран» начал поставлять бутылку компании Heineken и другим крупным игрокам пищевого сектора, требующим от тары гарантированного соответствия самым высоким стандартам качества.

В следующем году ОАО «Новосибирский завод «Экран» ставит перед собой две основные задачи — отремонтировать печь № 5 и спроектировать капитальный ремонт печи № 2. На ремонт печи № 5 направят 75 млн руб­лей, он будет осуществлен за счет средств акционеров. Печь № 2 потребует больших вложений — 396 млн руб­лей. По словам Павла Бобошика, источники финансирования пока обсуж­даются: рассматривается как вариант вхождения нового инвестора, так и банковский кредит. А до конца 2016 года предприятию предстоит решить, что целесообразней: капитальный холодный ремонт печи № 4 или реализация масштабного проекта по возведению печи № 6, необходимый объем инвестиций в строительство и оборудование которой составит порядка 25 млн евро.

«Мы единственный завод стеклотары в России, который не берет трубку, когда звонят заказчики, — шутит Павел Бобошик. — Из-за нехватки мощностей «Экран» не в состоянии обеспечить всех желающих клиентов от Урала до Владивостока и Казахстан. Но пока решение по возведению шестой печи полностью зависит от рынка: назначить цену, соответствующую ресурсозатратам и качеству продукции, мы не можем даже тем потребителям, которых выбираем сами — чем выше цена, тем быстрее на этого заказчика выходят производители, находящиеся в предбанкротном состоянии и готовые отдать свою бутылку по цене ниже себестоимости».

Источник: expert.ru