Или промышленная революция, или путь в никуда

 

18 Октября 2012

Экономические форумы переполнены рассуждениями об освобождении России от сырьевой зависимости, экономическом рывке, выходе на мировой рынок с высокотехнологичной продукцией. Но редко слышны голоса руководителей производств – тех, кто сейчас уже производит эту самую высокотехнологичную продукцию.

Как они работают? С какими проблемами сталкиваются? Как оценивают перспективы развития производства в России? На эти вопросы «АН» сегодня отвечает Валерий ГУГУЧКИН, генеральный директор новосибирского предприятия «Экран – оптические системы».


Карьерный рост


guguchkin 01 05 03 2013Я – инженер. Прошёл все ступени заводского карьерного роста – от сменного инженера цеха до генерального директора высокотехнологичного предприятия. Естественно, долго работал главным инженером. Почему естественно? А потому, что на должности генеральных директоров выдвигали, как правило, главных инженеров с профильным образованием и серьёзным производственным и техническим опытом.


Такова была методика карьерного роста до 1991 года. Считаю, что актуальна она и сейчас. Готовых руководителей в природе нет. А вырастить руководителя предприятия из профильного инженера в условиях рыночной экономики неизмеримо эффективнее, чем из какого-то другого специалиста.


Опыт не позволяет мне сделать иного вывода. Так называемые эффективные менеджеры, не знающие специфики, но готовые руководить чем угодно, за последние два десятка лет угробили тысячи предприятий. Одинаково эффективно руководить ракетным заводом, театром и баней – невозможно.


Рабочий график


На рабочем месте (а это далеко не только кабинет) я по 10–12 часов в сутки, 5 дней в неделю. В субботу – часа 3–4. И так уже более 40 лет. Около 4 часов в день – анализ технической, экономической, финансовой информации и выработка директивных решений. Не менее 2 часов в день – анализ ситуаций на предприятии, с приглашением одного-двух руководителей направлений.


Управление предприятием выстроено так, чтобы каждый руководитель мог организовать работу своего подразделения самостоятельно. Это повышает профессионализм. Многочисленные совещания исключены как безрезультативные и отвлекающие от мыслительной работы руководителей и специалистов. Расширенные совещания, требующие общего обсуждения, проводятся 1–2 раза в неделю и не более 1,5 часа.


Свои особенности в график вносят часовые пояса. Практически ежедневно с 23:00 до 1:00 – переговоры с партнёрами из США и Канады.


Рабочее время сжато как пружина. День в решениях задач и проблем проходит быстро. Мне, как руководителю, на работе никогда не было и не может быть скучно.


Производство: перспектива развития


Наукоёмкий, высокотехнологичный сектор нашей экономики стагнировал ещё с 80-х годов, когда прекратила своё существование прикладная наука. А за последние 20 лет усилиями «эффективного менеджмента» потеряно всё, что мы ранее умели делать и делали. Убеждён: на сегодня возможности эволюционного развития этого сектора экономики потеряны навсегда.


Единственный выход: революционный подход к развитию российской экономики. Это не «шарашки», не спецлагеря. Это должен быть комплекс мер, разработанных на научной основе и соединяющих усилия государства и частного бизнеса по возрождению потерянного. Чёткое определение приоритетов: в промышленности, в науке, в образовании. Приоритетов, определяющих развитие экономики и в конечном счёте само существование государства.


За последние двадцать лет мы отстали от развитых стран в высоких технологиях на 40–50 лет. И только чёткий комплекс просчитанных и согласуемых действий, жёсткая государственная экономическая политика могут позволить за 15–20 лет сократить отставание от ведущих экономик хотя бы до 5–10 лет.


Это трудно. Куда легче, сидя на сырьевой игле, тешить себя иллюзиями о том, что экономика эволюционно преодолеет полувековое технологическое отставание. Некими био-, нано- и прочими супертехнологиями. Но для развития технологий нужны база, фундамент, машиностроение, производство средств производства, с помощью которых делается оборудование, производящее в итоге высокотехнологичный конечный продукт. Этой базы нет. А без фундамента вкладывать средства в крышу и бессмысленно, и нелепо.


Справка «АН»


Новосибирский завод «Экран – оптические системы» организован в 2004 году в результате реструктуризации активов ОАО «Экран» и входит в коммерческо-промышленную группу компаний холдинга «РАТМ».


Разрабатывает и выпускает электронные приборы как специального, так и гражданского применения, в частности, электронно-оптические преобразователи для техники ночного видения, фотоэлектронные умножители для космических, ядерных и медицинских исследований.


Более 84% всей выпускаемой продукции экспортируется в 47 стран мира.


Валерий Иванович Гугучкин – карьерный генеральный директор высокотехнологического, наукоёмкого предприятия «Экран – оптические системы». Кандидат технических наук, доцент, почётный радист России, автор 48 научно-технических работ и 18 авторских свидетельств на изобретения и патенты. Признан лучшим руководителем года 2007 и 2009 во Всероссийском конкурсе среди промышленных предприятий России.


Четыре кита


Модернизация высокотехнологичного сектора да и всей экономики, на мой взгляд, возможна при выполнении четырёх основных условий.


Первое: подъём престижа инженера отраслевого института, КБ, предприятия до уровня престижа инженеров в развитых странах. Это заказ государства и бизнеса на подготовку инженеров. Это чёткая координация системы подготовки в вузах с НИИ, КБ, промышленными предприятиями. Это максимальное участие вузов в НИОКР, проводимых совместно с НИИ, КБ и предприятиями. Это максимизация востребованности инженеров в экономике через внедрение в производство научных результатов, отечественных и зарубежных патентов, постановку и решение конкретных задач производственного развития.


Второе: проработанная государственная система материальной и моральной мотивации труда инженеров. Система, обеспечивающая создание условий и предпосылок для творческого зарабатывания денег и иных материальных и моральных благ, а не простого получения зарплат и премий. Инженер должен понимать, за какую работу, за какое творчество он получил то или иное вознаграждение.


Третье: разработка проектов изготовления продукции (включая техзадание и план реализации), основывается не только на современном развитии технологий, но и с учётом перспективы технологического развития отрасли или смежных областей. В течение 3–5 лет – полный отказ от отраслевых и частных технических условий и разработка техрегламентов на классы и группы высокотехнологичных изделий с учётом требований мирового уровня.


Четвёртое: возврат работы военных представительств. Нынешняя военная приёмка на последнем этапе попросту бессмысленна. В дореформенный период военные представительства участвовали в разработке техзаданий, НИОКР, испытаниях, в контроле технологий на всех этапах производства. Сейчас при военной приёмке на этапе финишной упаковки практически невозможно определить причину отказа того или иного элемента, в особенности ракетной и космической техники. Аварии предотвращаются не перестановкой кадров, в частности, заменой специалистов на «эффективных менеджеров», а пошаговым контролем регламента технологического и производственного процесса.


Конкурентоспособность и экспортный потенциал


В советские времена экспорт продукции нашего предприятия равнялся 0%. В 90-е и нулевые поставки на экспорт достигли 20%. За последние три года этот показатель достиг 84,7%. Поставляем в США, Канаду, Германию, Израиль, Китай и т.д.


Считается, что успех на рынке определяет соотношение «цена – качество». Добавлю: успех на зарубежном рынке определяет много критериев, как то:


– рейтинг страны-производителя в сегменте рынка;


– рейтинг самого предприятия;


– условия платежей и поставки;


– оперативность выполнения заказа и т.д.


К тому же сегодня российскому производителю выйти на мировой рынок с высокотехнологичной продукцией возможно лишь с ценой ниже цены конкурентов при равном качестве. Работая на внешнем рынке, приходится даже снижать цену по отношению к прошлым периодам.


Так выходили на мировой рынок предприятия Японии, Китая, «азиатских тигров». И экспортёров в этом всячески поддерживали их государства. У нас же домашняя ситуация борьбе за внешний рынок, мягко говоря, не способствует.


Производство: внутренняя угроза


Без обуздания аппетитов российских монополистов развивать производство, конкурентоспособное на мировом рынке, практически невозможно.


Вот пример нашего предприятия. Начиная с 2005 года при поддержке материнской компании «РАТМ-холдинг» и её руководителя Э.А. Тарана предприятие активно модернизировало свой энергетический комплекс, внедряло инновационные технологии. В результате потребление тепла, воды, энергии уменьшилось в 2,3–2,5 раза. Затраты на производство азота, водорода, кислорода, сжатого воздуха уменьшились в 2,7–3,8 раза.


Модернизацией и инновациями предприятие системно снижало себестоимость продукции и во многом благодаря этому завоёвывало место на мировом рынке.


Только за 2008–2012 годы завод снизил себестоимость на 34,8%.


Но за эти же четыре года монополисты – энергетики и поставщики материалов и комплектующих – беспрерывным повышением цен «утяжелили» себестоимость нашей продукции на 57,7%. Без объяснений, без переговоров. Да и какие могут быть переговоры с монополистами!


Материалы и комплектующие теперь покупаем за рубежом. И получаем более качественную продукцию порой дешевле в 3–5 раз.


Но как быть с энергией? С газом? С железнодорожными перевозками? Ежегодные повышения цен монополистов послушно одобряются правительством. А следовательно, промышленность не сможет уменьшить себестоимость путём модернизаций и инноваций. Все её усилия пожрёт аппетит монополистов. Следуя логике запросов монополий, через 4–5 лет, чтобы сохранить приемлемую себестоимость, продукцию нам придётся делать из ничего. «Из воздуха» тут не подходит – воздух тоже имеет цену.


Три миллиарда рублей. Цена нового, современного, высокотехнологичного предприятия. А ещё это цена двух зарубежных футболистов, купленных недавно клубом за деньги спонсора-монополиста. Видя, как монополии разбрасывают в никуда десятки и сотни миллиардов рублей, выкачанных ростом цен из российского производства… Видя это, дополнительно убеждаешься, что эволюционное развитие отечественной экономики, несмотря ни на какие заклинания с самых высоких трибун, невозможно. Либо промышленная и экономическая революция, либо путь в никуда.

 

http://argumenti.ru/society/n361/208385