Глобальные ориентиры позитивного роста

 

1 Июля 2013

Президент РАТМ Холдинга Эдуард Таран считает, что в экономическом развитии страны надо делать ставку на тот бизнес, который способен к эффективному созиданию.

Эдуард Таран - президент РАТМ Холдинга

Фраза, которой Эдуард Таран начинает нашу беседу на площадке Петербургского международного экономического форума, сразу настраивает на позитивный тон: «Я в очередной раз убедился, насколько правильно посещать форум в Петербурге». В контексте ситуации — только что закончилась встреча участников форума с президентом России Владимиром Путиным — реплика главы крупного федерального диверсифицированного холдинга созвучна логичному финалу мероприятия «Перспективы глобальной экономики — время решительных действий».

— Целесообразность таких форумов очевидна. Насколько бы самодостаточным бизнесменом ты не был, насколько бы эффективными не были твои активы, необходимо постоянно держать руку на пульсе и проводить, так скажем, сверку стратегических направлений развития своих активов с основными направлениями социально-экономического развития твоей страны, — поясняет Эдуард Таран. — Сегодня с трибуны форума президент обозначил, что нынешний приоритет — это развитие реальных секторов экономики, государственная поддержка предприятий разной формы собственности. Для меня как промышленника услышать об этом значимо. Напомню, что четыре года назад завод «Искитимцемент» (входит в РАТМ Холдинг. — Ред.) прошел все федеральные комиссии и согласования на получение госгарантии. Но в силу действующих тогда обстоятельств госгарантию мы не получили. Поэтому сейчас появилась надежда, что будет разработана система реальных инструментов, поддерживающих предприятия, которые ведут созидательную деятельность в промышленном секторе — изыскивают резервы для создания новых активов, увеличивают мощности действующих за счет модернизации и оптимизации, создают рабочие места и т.д.

— В какой форме, на ваш взгляд, могла бы оказываться такая поддержка?

— Господдержка может быть разной. Эффективной может стать отсрочка по уплате определенных налогов, особенно региональных. Например, бизнес возводит актуальный для региона объект с согласования и под контролем местной власти, и есть четкие расчеты, сколько это предприятие после ввода в эксплуатацию или вывода на проектную мощность заплатит налогов в бюджет. Отсрочка от налогов на время затратного периода строительства вернется затем в территориальный бюджет сторицей. Инструментарий, на самом деле, достаточно широкий. Главное, чтобы участие в такой программе было понятным, чтобы на нее могли претендовать в равной степени предприятия, как крупного, так и малого бизнеса, как государственные, так и частные, и чтобы не было двойных стандартов. Пусть все в равной мере доказывают, что поддержка в виде выделенных бюджетных средств или госгарантий, приведет в дальнейшем к ощутимому экономическому эффекту. Ведь не секрет, что были случаи, когда госсредства распределяли тем, кто, образно говоря, строил мосты вдоль реки, вместо того чтобы поддерживать тех, кто имеет реальную команду и потенциал. Именно на такие предприятия нужно делать ставку, о чем и говорилось на Петербургском международной экономическом форуме. Надо давать преференции тем, кто способен к развитию.

Я не раз подчеркивал, что сегодня целесообразно развивать государственно-частное партнерство во всех сферах и на всех этапах деятельности. Профессиональный бизнес строит активы, вводит мощности, создает рабочие места и, следовательно, получает прибыль и исправно платит налоги. А государство обеспечивает ему возможность создавать, в том числе и благодаря сформированной инфраструктуре — дорогам, мостам, коммуникациям и доступу к инвестициям по эффективной ставке.

— Эдуард Анатольевич, в речи президента сделан акцент на создании структуры защиты заемщиков. Такая структура, по-вашему, актуальна только для физических лиц, или для промышленности это тоже необходимость?

— Безусловно, актуальна для реального сектора. Можно привести много примеров, когда предприятие, являясь добросовестным заемщиком, не вписалось в свой инвестиционный цикл по объективным причинам и, следовательно, не смогло выполнять кредитные обязательства. Но ранее всегда защищали тех, кто давал кредит. Наверное, на старте рыночной экономики это и было правомерным. Сегодня же, если банк пошел на выдачу кредита, то надо делить глобальные риски, те внешние риски, от которых зависят все, в том числе и банк. Почему в такой момент только заемщик должен нести на себе всю тяжесть кредитного бремени? Мы же все находимся в одной сообщающейся системе, значит, надо учиться слышать, понимать друг друга и находить эффективные модели сотрудничества. Отмечу, что в свое время стал показательным пример взаимодействия и обоюдной ответственности Сбербанка и «Искитимцемента». Получение кредита на строительство нового завода совпало с финансовым кризисом и, как следствие, стагнацией цементной отрасли. Партнерство с банком позволило разобраться в ситуации, взять ее под контроль и найти эффективное решение. Я не скрываю, что Сбербанк научил нас осторожности. Сегодня мы, прежде чем взять деньги и начать инвестировать в строительство, взвешиваем рынок, в нашей команде работают не только командиры, но и аналитики, способные предвосхищать неэффективные действия.

— Как вы прокомментируете заявление о снижении ставок кредитования?

— Для современной экономики это однозначно тренд. Надо сказать, что по позиции Сбербанка мы ощутили шаги в данном направлении два–три месяца назад. Снижение ставок произошло небольшое, но, тем не менее, идеологически важное. Для меня как инвестора главное, чтобы ставки были понятными. При инфляции в шесть процентов учитывая, что банкам надо заработать, мы готовы к заемным средствам под девять процентов. Но сегодня же «вилка» от 12 до 18%. Редкий частный бизнес может такое себе позволить. Находясь в ВТО, в режиме глобальной конкуренции мы получаем стоимость денег в три раза выше, чем на развитых зарубежных рынках. Надеюсь, что это временный перекос. Если ставки кредитования будут действительно снижаться, как заявил Владимир Путин, то финансовые возможности реальной промышленности позволят обслуживать кредитный портфель.

— Среди обозначенных президентом планов — расширение и модернизация Транссибирской магистрали, которая должна стать главной артерией между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Это значит, что вектор развития страны существенно смещается?

— Для меня лично как сибиряка и как собственника, чьи основные активы работают на территории Новосибирской области, это означает, что грядет «разворот» на Сибирь. Акцент президента на этом приоритете подтверждает, что в экономическом плане у Сибири несомненные преимущества перед другими территориями. Какие рынки сегодня удивляют ростом? Не Европа, а страны Юго-Восточной Азии. И Сибирь с ее Транссибом, своеобразным «шелковым путем», становится центром высокоскоростного движения по направлению к Азиатско-Тихоокеанскому региону. Новосибирск, Красноярск, Иркутск и другие города, расположенные вдоль магистрали, должны стать центром притяжения. Здесь надо строить офисы и жилье для тех, кто будет развивать эту территорию, для тех, кто будет лечить и учить, духовно совершенствовать, и тем самым инициировать новую волну научного и социально-экономичес­кого процветания в Сибири.

Если же говорить о тактической цели, то реализация глобальных проектов — автомобильные и железные дороги, энергетика, мост через Амур — гарантирует профильным предприятиям минимум на десять лет заказы на цемент и металлопрокат. Важный аспект и в том, что сегодня молодежи также дано четкое направление, на кого необходимо учиться, какие специальности потребуются в ближайшее время. Мы сейчас на промышленных предприятиях ощущаем дефицит рабочей силы. На всех предприятиях РАТМ Холдинга средний уровень зарплат превышает таковой по региону, впору юристам и экономистам завидовать простому инженеру. Но для нас проблема — подобрать людей, готовых осваивать техническую профессию, отвечать за технологический процесс — обслуживать цементное и стекольное производство, работать на сложнейших оптических переделах. Надеюсь, что решения питерского форума найдут отражение в концепции профессионального образования.

— Насколько ориентация на Азию интересна для новосибирского завода «Экран — оптические системы»?

— Данное высокотехнологичное предприятие является крупным экспортером и в портфеле его выручки 85% — это экспорт. На самом деле существует мощнейший интерес Китая ко всему, что мы выпускаем — от серьезных изделий, которые используют спецслужбы, до простых инженерных «игрушек» гражданского назначения. Мы понимаем, что уровень и квалификация специалистов в Китае растет и соответственно увеличивается спрос на изделия ЭОСа. На базе наших комплектующих в Китае создано порядка пяти–семи заводов, которые применяют электронно-оптические преобразователи завода «Экран-оптические системы» для сборки приборов. Поэтому мы крайне заинтересованы в таких связях и уже традиционно закрепились и работаем на этих рынках.

Автор: Владислав Михайлов

Источник: Эксперт Сибирь