Удержать рынок

 

16 Декабря 2013

В ближайшие два года конкуренция на сибирском рынке стеклянной бутылки может обостриться до предела. Владелец Чагодощенского стеклозавода из Вологодской области готов инвестировать в строительство предприятия в Новосибирске.

 

056 expert-sibir 50 jpg 300x200 crop q70

Рынок стеклотары находится в ожидании глобального передела.
Фото Виталия Волобуева

По информации журнала «Эксперт-Сибирь», в ближайшие месяцы под Новосибирском может начаться строительство второго в регионе завода по производству стекольной тары. Инвестором выступит владелец крупного стекольного предприятия с Северо-Запада России — Чагодощенского стеклозавода (Чагода, Вологодская область) — московский бизнесмен Гия Гвичия. Завод планируют построить на кредит от Россельхозбанка; стоимость проекта — около 80 млн евро. Правда, пока в компании от комментариев воздерживаются. «Мы с вами свяжемся, когда посчитаем, что пришло время рассказать общественности о нашей деятельности. Думаю, что это вопрос одной–двух недель», — заявил «Эксперту-Сибирь» топ-менеджер стекольной компании Давид Джалаголия.

Министр промышленности и инвестиций Новосибирской области Сергей Семка также затруднился назвать сроки и место строительства нового стекольного завода. «Пока ничего не могу сказать. То, что переговоры по этому вопросу раньше шли — да, такая информация есть. Но принято ли окончательное решение — такой информации у меня нет», — объяснил министр. И добавил, что в любом случае проект сначала будет вынесен на обсуждение областного Совета по инвестициям, где специалисты оценят его сильные и слабые стороны. «Инвестировать или не инвестировать в производство — это вопрос бизнеса. Задача власти — создать благоприятные условия для притока инвестиций в регион, и препятствовать недобросовестной конкуренции», — убежден Сергей Семка.

Мировая практика показывает, что средний по мощности стекольный завод покрывает потребности рынка в таре в радиусе 400–600 км. Именно такая ситуация характерна сегодня для стекольного бизнеса Западной Сибири. На западе здесь есть Омский стекольный завод, мощность которого — около 200 млн бутылок в год. Основные рынки сбыта — регионы Урала и Сибири. В 650 км на восток от него, в Новосибирске, стеклянную тару производит завод «Экран», входящий в состав РАТМ Холдинга. Его мощность — 490 млн стеклянной тары в год, от пивных бутылок до технических емкостей. Завод ориентирован на рынок Сибири вплоть до Хабаровска, а также на Казахстан. Наконец, под Томском работает Северский стекольный завод, обеспечивающий стеклотарой предприятия Томской области. Правда, из-за ошибок менеджмента «Северскстекло» сейчас находится в процедуре банкротства, и судьба его под вопросом. Нужен ли рынку еще один производитель? Тем более что стекольная промышленность сегодня переживает не лучшие времена.

Падающий спрос

Стекольный рынок — это масса независимых предприятий, собственники которых принимают решения исходя из своего видения рыночной ситуации. Процесс слияния и поглощения здесь еще впереди. Но вот рынок потребителей бутылки — чрезвычайно консолидирован. Например, четыре крупнейшие компании пивной промышленности — «Балтика», «САН ИнБев», Heineken и «Эфес» — держат в своих руках 80% рынка пива страны. В итоге, если в начале 2000-х на стекольном рынке господствовал продавец, то сегодня правила игры диктует заказчик. А спрос на пиво и крепкий алкоголь в последние годы не­уклонно снижается. Только в этом году сбыт водки и пива упал в среднем на 30%. Причину явления производители алкоголя видят в новых правилах госрегулирования (рост акцизов, запрет продажи пива в киосках и в ночное время и т.д.). Пивоваренные предприятия загружены не более чем на 60%, многие заводы попросту закрываются.

Спад объемов производства на ведущих водочных и пивных предприятиях прямым образом сказывается и на экономике заводов по производству стеклянной бутылки. По данным исполняющего обязанности генерального директора ОАО «Завод «Экран» Павла Бобошика, в европейской части страны производственные мощности превышают потребности внутреннего рынка как минимум на 40 процентов — 24 млрд бутылок против 14,5 млрд. В начале 2000-х на фоне дефицита качественной бутылки стекольная промышленность здесь пережила настоящий бум. Предприятия строили в 100–150 км друг от друга, причем мощности они имели средние. В итоге в Центральной России и на юге сложились производственные кластеры, состоящие из нескольких заводов, выпускающих от трех до пяти миллиардов бутылок в год. Но столько стеклотары рынку оказалось не нужно, и заводские печи начали останавливать. Порядка двух миллиардов бутылок сейчас лежат на складах российских стекольных заводов.

В Сибири ситуация немного лучше, но и здесь есть миллионы невостребованных бутылок. «На нашем складе находится шесть миллионов бутылок, не выкупленных компанией «Балтика». Производство пива упало, и произведенная в рамках ранее согласованных объемов бутылка оказалась пивовару не нужна», — сетует Павел Бобошик. Причем «Балтика» в этом случае издержек не несет, а «Экрану», кроме расходов по хранению, нужно будет потратиться на очистку залежавшейся на складе бутылки и на ее переупаковку. При этом, чувствуя за собой силу, крупные и малочисленные заказчики тары заставляют производителей стекла уменьшать, или, во всяком случае, сдерживать рост цен на бутылку и принимать за норму расчет за поставленный ими товар в 120 дней. Если средняя цена одной тонны стеклотары в Европе стоит 400 евро при себестоимости в 260–280 евро, то в России это соотношение — 320 евро и 280–300 евро соответственно.

Конец цикла

Нетрудно догадаться, что рынок стеклотары сейчас находится в ожидании глобального передела. Спад объемов производства на пивоваренных и водочных заводах совпал с завершением первого инвестиционного цикла на российских стекольных предприятиях, открытых в начале 2000 годов. Специфика отрасли такова, что стекловаренная печь «живет» всего 10 лет, после чего ее нужно демонтировать и строить на ее месте новую. То есть, по сути, каждые десять лет стекольный завод нужно воссоздавать заново. По расчетам экспертов, в России первый инвестиционный цикл оборудования истекает в период с 2013 по 2016 годы. В условиях кризиса на рынке потребления стекольной тары перейти на второй инвестиционный цикл смогут далеко не все российские производители. За бортом, по разным оценкам, могут оказаться примерно 40 компаний. Какие-то предприятия просто закроют, какие-то по дешевке скупят конкуренты. «Я каждую неделю получаю предложения от банков купить долги того или иного стекольного завода, причем с хорошим дисконтом. Считаем, смотрим, может быть, и воспользуемся сложившейся ситуацией», — говорит Павел Бобошик.

Но очевидно, что в следующем инвестиционном цикле успех предприятий будет зависеть от возможности бизнеса вкладывать в производство собственные средства. Мировая практика показывает, что прибыльным стекольное предприятие на высококонкурентном рынке становится, только если размер банковских вложений в его создание не превышает 80%. В Европе собственный капитал при организации производства — минимум 30–35%. Если завод строят исключительно на кредиты, то предприятие не успевает окупиться в течение своего инвестиционного цикла. Реалии текущего дня в стекольной промышленности в европейской части страны — кредиты просрочены, реструктуризированы, предприятиям не хватает денег на погашение процентных ставок.

Легкая бутылка

Перед сибирскими предприятиями проблема завершения первого инвестиционного цикла пока стоит не столь остро: мощности здесь относительно новые. В отличие от европейской части страны, сибирские компании сейчас думают не о закрытии печей, а о модернизации оборудования, выпуске новых, современных видов стекла. После установки дополнительного электроподогрева в этом году увеличена производительность стекловаренной печи на Омском стекольном заводе — с 350 до 390 тонн в сутки. В планах предприятия — строительство второй очереди. После расширения мощностей производительность предприятия составит свыше 700 млн штук тары в год.

Серьезные инвестиционные задачи стоят и перед заводом «Экран». Реализуемый проект возведения технологического комплекса стекловаренной печи № 6 предполагает создание новых мощностей в 260 тонн белого стекла в сутки. Это — 20–23 млн изделий в месяц. После ввода в эксплуатацию новая печь заменит три уже работающих на заводе. На оборудовании шестой печи можно будет выпускать и облегченную бутылку 0,5 литра — 310 граммов вместо 360 граммов. Это сегодня самый востребованный продукт на рынке. Стоимость данного проекта, по сути, нового стекольного завода на существующих мощностях «Экрана», — порядка 40 млн евро, из которых освоено уже 25% (причем инвестированные средства собственные, а не заемные). Ожидается, что новую печь запустят в 2014–2015 году. «Если сегодня в Сибири есть небольшой дефицит стеклотары, то после ввода печи № 6 на «Экране» и строительства второй очереди на Омском стекольном заводе, сибирский рынок будет полностью обеспечен собственной бутылкой и банкой», — уверен Павел Бобошик. Сейчас дефицит в регионе в основном покрывают за счет импортной облегченной бутылки.

Плюс к новым современным мощностям сибирские предприятия инвестируют в инспекционное оборудование — автоматические системы, которые отслеживают качество бутылки, выявляя брак более чем по десятку параметров. До недавнего времени такими контролерами были люди. Но на глаз невозможно отследить, соответствует ли различным показателям бутылка, движущаяся по конвейеру. Сейчас фактор сбоя стекольного оборудования сведен до нуля.

К слову, о людях. Кадрового потенциала для развития стекольной отрасли в Сибири нет и никогда не было. Ближайшие проф­образовательные учреждения исторически расположены в центральной части России. Поэтому сибирские предприятия вынуждены либо использовать вахтовый метод и приглашать дорогих специалистов с европейских территорий страны, либо нести серьезные затраты на подготовку таковых в своих учебных классах и по собственным программам.

Те же грабли

«Строительство нового завода в регионе — это всегда выгода для власти. Это удешевление изделий в результате роста конкуренции, это доходы от налогов на землю и прибыль, это новые рабочие места. Если производство не сильно калечит нашу окружающую среду, то оно будет поддержано», — считает генеральной директор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин. В качестве примера прихода на сверхконкурентный рынок нового игрока он называет открытие в Новосибирске завода по производству газобетона «Бетолекс»: «У нас было предприятие по производству газобетона — «Сибит», чьи мощности были загружены далеко не на 100 процентов. Но вот появилось второе предприятие, которое сегодня продает газобетон дешевле, чем это делает «Сибит», причем дешевле, чем даже позволяет экономика предприятия».

Но специфика стекольной отрасли иная. Строительство в Новосибирске еще одного мощного завода по производству стеклотары грозить обрушить и без того низкорентабельный стекольный бизнес Сибири. Что произойдет в этом случае с рынком, видно на примере производств в европейской части страны: мощности действующих предприятий загружены наполовину, рентабельность бизнеса под вопросом. Собственник «Экрана» уже задумался над сокращением параметров ранее утвержденной инвестпрограммы. Если вопрос строительства печи № 6 — решенный, то вот необходимость вложений в капремонт печи № 2 — уже вызывает сомнения. Объективная необходимость строительства стекольного завода сегодня сохраняется только в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Сейчас туда поставляют бутылку и сибирские, и европейские производители. Из-за дорогой логистики эта стеклотара становится «золотой».

Автор: Михаил Кичанов

Источник: Эксперт-Сибирь №50 (402)