Повернуться лицом

 

28 Марта 2016

Определение стратегии развития малого и среднего бизнеса, его роли в экономике стало главным вызовом развернувшегося кризиса.

Несмотря на публичные одергивания со стороны первых лиц страны, надзорные органы только наращивают активность: при снижении числа плановых проверок растет количество внеплановых, констатирует бизнес-омбудсмен Новосибирской области Виктор Вязовых (справа). А председатель совета директоров ОАО «Завод «Экран» Павел Бобошик (слева) удивляется: почему государству выгоднее пополнять казну, штрафуя предпринимателей, вместо того, чтобы создавать им условия для развития и тем самым обеспечивать рост налоговых поступлений

Кому нужны административные барьеры, как малый и средний бизнес вписан в экономическую структуру региона и что делать, если «пряников» от властей в виде господдержки на всех не хватает, а давление проверяющих органов зашкаливает? Ответы на эти вопросы искали участники ежегодного «Сибирского форума малого и среднего бизнеса», организованного журналом «Эксперт-Сибирь» совместно с сибирским бизнес-обозревателем RESFO.RU. Главной темой форума стала необходимость изменения стратегии работы властей с компаниями малого и среднего бизнеса.

Развивать, а не поддерживать

Определение четкой стратегии развития малого и среднего бизнеса, понимание его места и роли в структуре экономики страны и регионов стали главными вызовами текущего кризиса как для властей, так и для самих предпринимателей. Вопрос о том, что же нужно предпринимателям для успешной стабильной работы, стал предметом спора экспертов.

«Власти все время пытаются рулить: сегодня — давайте поддержим инновационный бизнес, завтра — давайте схему размещения киосков в городе утвердим. Когда чиновниками предпринимаются попытки что-то зарегулировать, не всегда получается ожидаемый положительный эффект, — говорит новосибирский бизнес-омбудсмен Виктор Вязовых. — Справедливее идти не от вопроса, какой бизнес нам нужен, а от того, какой, например, Новосибирск нужен бизнесу для развития. По моим оценкам, это должен быть город, предоставляющий максимально большое количество условий — а не денег — для развития предпринимательства».

Заместитель председателя комитета по транспортной, промышленной и информационной политике Законодательного собрания Новосибирской области, вице-президент ПАО «Ростелеком» Максим Кудрявцев считает, что для стратегического развития малого и среднего бизнеса в регионе уже многое сделано: есть фонды поддержки предпринимательства, есть различные программы по выделению грантов и кредитов бизнесменам. «Впрочем, цифры свидетельствуют о том, что всех этих мер пока недостаточно. По разным оценкам в ВВП России доля компаний, относящихся к малому и среднему бизнесу, составляет от 20 до 25 процентов. Примеры развитых экономик говорят, что этот показатель может быть выше 50 процентов, — признает он. — Я воспринимаю это как колоссальный резерв для роста, динамичного развития этого сектора».

По данным комитета поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Новосибирска, рост числа компаний малого и среднего бизнеса в Новосибирске за 2014 год составил более 13%. Основной прирост дали микропредприятия. По итогам первого полугодия 2015 года в Новосибирске в сегменте малого и среднего бизнеса занято 320 тыс. человек, или 40% от трудоспособного населения регио­нального центра. Доля оборота малого и среднего бизнеса в регионе в 2015 году составила около 45% от общего оборота организаций области. По данным Новосибирскстата за девять месяцев 2015 года оборот малых предприятий достиг 285 млрд руб­лей (+4,5% к уровню 2014 года), объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами — 107,6 млрд руб­лей (+2,8%).

«Предприниматели — это инициативные люди, — говорит представитель регио­нального отделения «ОПОРА России», генеральный директор ЗАО «Новосибирскхлебопродукт» Сергей Соколов, — дайте им удочку, и они сами наловят рыбу». Но, как известно, в классической модели капитализма удочку никто не дает, ее продают. «Если говорить о помощи, то важна поддержка нормами, а если речь идет о финансовой поддерж­ке, то она должна быть максимально прозрачной и доступной всем», — продолжает Соколов. — Я сам предприниматель, занимаюсь сельским хозяйством и могу сказать, что получение субсидий — это определенное искусство. Апельсин один, а нас много».

У президента Новосибирской торгово-промышленной палаты Вячеслава Маркелова другое мнение о доступности господдержки для малого бизнеса. «Недоступность господдержки — это один из мифов! И технологически, и организационно получить господдержку предпринимателям можно, и это довольно просто. Нужно лишь быть исправным налогоплательщиком», — уверен Вячеслав Маркелов. Из 140 тысяч субъектов предпринимательской деятельности, зарегистрированных в Новосибирской области по всем линиям Минпромторга, Минсельхоза и других ведомств, поддержка оказывается лишь двум тысячам предпринимателей. И тенденция последних лет такова, что суммарные объемы средств по программам поддержки малого и среднего бизнеса (и городских, и областных) неуклонно снижаются в силу глобальных экономических проблем. Рассчитывать на то, что каждому предпринимателю будет оказана поддержка — нереально, денег на это у государства нет. Поэтому вопрос не в том, как поддержать всех, а как повысить эффективность поддержки.

Так, комитет поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Новосибирска с успехом реализует схему возмещения затрат. «Сегодня новосибирские предприниматели ждут, что им государство даст деньги на старт бизнеса, но у нас другая позиция, — рассказывает председатель комитета Максим Останин. — Мы проходили эту историю, когда предпринимателям давали деньги на старт, они пробовали, рисковали и закрывались. При этом нередко на финансовую поддержку претендуют те, у кого кроме телефона и визитки ничего нет. Сейчас мы помогаем предпринимателям возмещением затрат. Это довольно честно — предприниматель претендует на возмещение тех средств, которые он уже вложил в бизнес, это повышает его ответственность за будущее компании». По данным комитета, в 2014 году из 60 организаций, обратившихся за господдержкой, субсидии получили 20, а в 2015 году количество обратившихся компаний достигло 270, субсидии получили 107 организаций.

«Сегодня мы должны плавно перейти от поддержки бизнеса, когда средства выделяются ограниченному числу предпринимателей, до выработки системных решений, которые позволят бизнесменам работать эффективно и, главное, стабильно, чтобы глобальная стратегия развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года, разработанная на федеральном уровне, стала частью экономики Новосибирской области», — считает заместитель председателя комитета по транспортной, промышленной и информационной политике Законодательного собрания Новосибирской области, вице-президент ПАО «Ростелеком» Максим Кудрявцев.

Основные показатели, которые чиновники ожидают получить от реализации «Стратегии-2030» — увеличение в 2,5 раза оборота малых и средних предприятий, двукратное повышение производительности труда в сегменте МСП, рост доли обрабатывающей промышленности в обороте МСП до 20%, повышение доли занятых в предприятиях МСП до 35%.

Несмотря на обилие цифр и положительных примеров работы органов власти с компаниями малого бизнеса, о самой стратегии развития, по существу, на форуме так никто ничего и не сказал. Много говорили о формах выделения денег, но как именно малый бизнес окажется встроен в большую экономику региона, остается неясным. Пока ясно одно: в рамках реализации «Стратегии-2030» в системе взаимоотношений государства и бизнеса появится еще одно «единое окно». Предпринимателям лишь остается надеться, что предлагаемый чиновниками инструмент окажется действенным и позволит добиться тех оптимистичных показателей, которые заложены в стратегию.

Помочь по-крупному

Если власти пока не привыкли воспринимать малый бизнес как серьезный субъект экономики, а представители финансового сектора дают понять, что ничего, кроме риска, в этом сегменте нет, то представители крупного бизнеса давно видят потенциал малых предприятий.

По словам председателя совета директоров ОАО «Завод «Экран» Павла Бобошика, среднему и крупному бизнесу нужны малые предприятия. «Именно взаимодействие крупного и малого бизнеса — та база, с которой начинается промышленное будущее России. Например, сегодня у нас есть потребность в аутсорсинге, но возможности такой нет просто потому, что нет рядом таких малых предприятий, кому можно передать часть процессов, никто не хочет заниматься производством. Не знаю, чем они занимаются… бизнесом, наверное», — разводит руками Бобошик.

Еще в прошлом году руководство НАЗ им. В.П. Чкалова отмечало необходимость кооперации с предприятиями и страны в целом, и региона. «Конечно, мы гособоронзаказ выполним при любых условиях. Но, тем не менее, я думаю, что объемы и участие регио­нальных предприятий в решении таких задач надо расширять», — цитировали СМИ директора завода Сергея Смирнова.

«В Новосибирской области многое делается для развития промышленных и инновационных производств в сегменте малых и средних предприятий. Например, действуют Технопарк, который уже сегодня вносит в бюджет области порядка пять миллиардов руб­лей, Биотехнопарк, частные промышленные парки на базе крупных предприятий — «Луч», «Сибсельмаш» и другие. Все это для того, чтобы предприниматели могли как можно быстрее запустить свой бизнес», — говорит Вячеслав Маркелов. Впрочем, к локальным промпаркам, которые бизнес создает на собственных промплощадках, власти имеют весьма опосредованное отношение. Просто бизнес ищет оптимальный путь, чтобы вовлечь в коммерческий оборот все имеющееся имущество. Тем не менее, в настоящее время в Новосибирской области действует только один частный сертифицированный промпарк — «Новосиб», где свой бизнес развивают 179 резидентов (см. «Навстречу резиденту» в «Эксперте-Сибирь» № 11–12 за 2016 год).

По данным Новосибирской торгово-промышленной палаты, на сегодня порядка 60% компаний малого и среднего бизнеса в регионе заняты в сфере услуг и торговли. «В условиях нестабильной экономической ситуации предприниматели идут в сферу услуг, чтобы быстрее окупить вложения и получить прибыль», — заключает Вячеслав Маркелов. Окупаемость проектов в промышленности для малого и среднего бизнеса начинается от пяти лет. Предприниматель должен быть уверен, что как минимум в перспективе пяти лет условия инвестдоговора и рынка не будут существенно меняться. И основная стратегия для власти в работе с МСБ — это сформировать доверие к себе.

Контрольная точка

В рамках стратегии 2030 одной из мер, которые будут способствовать развитию предпринимательства, предусмотрен трехлетний мораторий на проведение плановых проверок контролирующих органов. Пока что проблема, связанная с активной деятельностью надзорных органов, остается одной из самых острых для предпринимателей.

Недавно в СМИ была опубликована информация о том, что в 2015 году было проведено около двух миллионов проверок бизнеса в стране, это на восемь процентов ниже, чем в предыдущем году. Этому способствовали и выступления президента и предпринимателей. Достаточно ли этого снижения? Конечно, нет, уверены эксперты. Количество проверок по-прежнему зашкаливает, но вопрос еще и в их качестве. «Мы нередко наблюдаем ситуации, когда контрольные органы при каждой проверке настроены только на максимальный штраф», — рассказывает Виктор Вязовых. — При этом количество плановых проверок снижается, а внеплановых — растет. Более того, внеплановые выходят сегодня на первый план».

Иногда результаты просто поразительны, возмущается бизнес-омбудсмен. «Например, предпринимателю выписан штраф в размере 30 тысяч руб­лей за отсутствие журнала учета рабочего времени и журнала учета трудовых книжек. Это нарушение, все верно, но нужно ведь учитывать, что директор этого предприятия является также и его единственным сотрудником. То есть, он сам себе не предоставил журнал учета своей трудовой книжки», — недоумевает Виктор Вязовых.

Впрочем, нередко внимание контролирующих органов к какой-либо организации становится инструментом конкурентной борьбы между участниками рынка.

«Всем известен завод «Катод» — частное предприятие, которое делает электронно-оптические преобразователи третьего поколения, — рассказывает Вязовых. — Завод два года не может нормального работать — каждый квартал по 20 человек приезжают на завод с проверками. Две недели назад на предприятие пришли 25 следователей и начали проводить обыски. Сама цепь событий, которая происходит в последние годы на «Катоде», говорит о чей-то заинтересованности в предприятии» (см. «Перспективный «Катод» в «Эксперте-Сибирь» № 11–12 за 2016 год).

По мнению новосибирского омбудсмена, предприниматели должны бороться за свои права, идти в этом вплоть до судебных разбирательств. С другой стороны, отмечает Вязовых, предприниматели сегодня не готовы приглашать на проверки, проводимые контролирующими органами, представителей бизнес-омбудсмена. «Мы как-нибудь сами... по «старой модели», говорят они», — приводит аргументацию бизнесменов регио­нальный уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Нужно убрать систему мотивации для контролирующих органов, призывает Виктор Вязовых. «Хороший проверяющий — тот, кто больше всего нашел нарушений. Ему премия и грамота, — говорит омбудсмен. — На сайте Минтруда размещен рейтинг проверяющих организаций регионов. По сути, объявлено всероссийское соревнование — кто больше штрафов соберет с бизнеса». Среди показателей, определяющих место в рейтинге, — количество выписанных постановлений о нарушениях, количество привлеченных средств в бюджет, то есть, сколько выписано штрафов. Решить эту проблему без привлечения внимания властей, законодателей, федеральных структур невозможно, уверен эксперт.

То количество плановых и внеплановых проверок, которые проходят на предприятиях, «не под силу выдержать даже сильным предприятиям», согласен Павел Бобошик. «Если власть и контролирующие органы будут смотреть на предпринимателей как на мошенников, нарушителей закона, то ни о каком доверии речи идти не может. Нужно определиться, чего государство хочет — реализацию стратегии «2030», видеть регионы центрами предпринимательства или выжимать штрафы», — говорит топ-менеджер «Экрана».

Система устроена так, что найти нарушения можно абсолютно в любой компании, более того, настолько критичные, что бизнес можно закрыть. И система эта имеет высокую степень защиты. Единственный вариант повлиять на «безумные» требования чиновников и силовиков — ехать в Москву. Такие вопросы быстро и эффективно решает в стране лишь один человек, глава государства, что лишь подчеркивает то, что система работает в «ручном режиме», и это нужно менять.

В ходе дискуссии от предпринимателей прозвучало предложение вернуться к ранее существовавшей практике, когда надзорный орган проводит проверку, но не принимает санкции, а выносит предупреждение и через установленное законом время возвращается для контроля. У предпринимателя появляется время на устранение нарушения, а у проверяющих отсутствует желание наказать предприятие любой ценой. Это также одна из мер поддержки малого и среднего бизнеса, которую возможно реализовать на регио­нальном уровне.

Со своей стороны Максим Кудрявцев предложил инициировать обсуждение этого вопроса на заседании рабочей группы комитета по транспортной, промышленной и информационной политике регио­нального заксобрания. «Давайте изучать этот вопрос и формировать эту законодательную инициативу вместе», — обратился депутат к предпринимателям.

Что ж, инициатив за последние два года накопилось немало, и представители «малого бизнеса» продолжают охотно вы­двигать новые. Спикеры же федерального значения «словесными интервенциями» старательно повышают самооценку предпринимателей и рассказывают об их значимости для экономики региона и страны. Однако реальных инструментов развития МСБ так и не появилось, федеральная программа стратегии развития МСБ 2030 все еще на согласовании в министерствах. И пока все силы «малого бизнеса» тратятся на то, чтобы отбиваться от надзорных органов. Он как мальчиш-кибальчиш — ему бы день простоять, да ночь продержаться, год нынче выборный, возможно, кто-то на подмогу и подоспеет.

Оксана Павлова
Виталий Букатин

Источник: Эксперт-Сибирь