Производителям расширяют ответственность, а переработчикам — рынок

 

1 Ноября 2021

Как закон о расширенной ответственности производителей реализуется в Новосибирской области? Какие проблемы возникают у участников рынка и каковы варианты их решения? Эти и другие темы обсудили участники круглого стола «Вторичное использование сырья. Переработка мусора», организованного бизнес-порталом Infopro54.


Новости Новосибирска

Где споткнулся РОП?

Механизм расширенной ответственности производителей введен в России в 2015 году. Однако до сих пор реформа не набрала тех оборотов, которые предлагались. Об этом свидетельствует обилие вопросов к РОП, возникающих и на региональном, и на федеральном уровне.

— Когда реформа только стартовала, сложно было оценить правила игры. Публично о готовности самостоятельно организовать утилизацию выпускаемой упаковки товаров заявляли немногие компании, например Coca-Cola. Компания, имеющая производственные мощности на территории Новосибирской области, выбрав партнера в центральной России, не смогла запустить проект на нашей территории в силу определенных организационных обстоятельств, — вспоминает заместитель начальника управления – начальник отдела экологической экспертизы, нормирования отходов и разрешительной деятельности Минприроды региона Николай Нечитайло.

Ключевым фактором стал то, что большие корпорации предпочитают  иметь одного крупного контрагента, который будет организовывать и обеспечивать нормативы утилизации упаковки и товаров централизованно. Как следствие, возникает дополнительное звено, не проявляющее интереса к сотрудничеству с местными переработчикам. К примеру, в Новосибирской области на тот момент уже работали переработчики основной группы промышленных отходов: полимерной упаковки, металла, пластика, стекла, которых можно было бы подключить к работе и получить результат.

Еще один большой минус — организационный.

— Учитывая, что в стране фактически запускался новый институт управления, для его успешной реализации полагалось бы необходимым увеличение штатной численности Росприроднадзора с необходимым финансовым обеспечением, что, к сожалению, не было реализовано. Одно время даже велись обсуждения предложений о том, чтобы передать эти функции налоговым органам, — напомнил Нечитайло. — В результате далеко не все производители товаров и упаковки стали реализовывать свои обязанности по утилизации.  Сложности возникли и при организации расходования собранных средств РОП, в том числе доведения этих средств до субъектов Российской Федерации на создание и развитие необходимой инфраструктуры для сбора, обработки и утилизации отходов.

— Многие проекты оказались свернуты, деньги переносились на последующие периоды. Потом было решение о создании ППК «РЭО» как ключевой компании по развитию направления переработки отходов — рассуждает Нечитайло. — Сейчас на правительственном уровне утверждена концепция развития инстута РОП, план мероприятий по ее реализации, основные исполнители этого плана — федеральные органы исполнительной власти и ППК «РЭО».  В качестве приоритетного направления предполагается продолжить выстраивать отношения между производителями и переработчиками внутри территории для организации исполнения обязательств в рамках РОП.

— Деньги РОП до сборщиков вторсырья не доходят. Мы их не видим и не знаем, где они находятся. Средства уходят в федеральный центр и где-то там теряются, хотя их можно было бы эффективно применить во многих сегментах: запускать новых переработчиков, создавать производства по переработке шин, отходов из дерева, текстиля и т. д., — перечисляет директор ООО ЭкоПроект «Зеленый город» Андрей Корнилов.

По мнению заместителя начальника управления благоустройства МинЖКХ Марии Шичкиной, многие проблемы, связанные с РОП, упираются в федеральное законодательство. После начала «мусорной» реформы в 2019 году и появления регоператоров выяснилось, что федеральное законодательство четко определяет статус твердых коммунальных отходов (ТКО), а все остальные, которые образуются в процессе деятельности человека, в эту группу не отнесены.

— Естественно, что регоператор отказывается вывозить эти отходы, так как они не тарифицируются. Эта проблема актуальна для всех субъектов федерации РФ, — говорит эксперт. — Вторая проблема — логистика доставки отходов, которые входят в ТКО, не прописана в терсхеме, хотя в нее включены предприятия, перерабатывающие эти отходы. На региональном уровне мы этот момент отрегулировать не можем. Тут пока существует правовая дыра. Мы пытались на уровне министерства разработать такой документ, но он не прошел правовую экспертизу. Да, тема организации деятельности по обращению с отходами закреплена на региональном уровне, но большой вопрос — на кого мы эту ответственность возложим с точки зрения законодательства? На муниципалитеты, на субъект федерации, на предпринимателей? Но это невозможно сделать без соответствующего финансового обеспечения.

Председатель комитета охраны окружающей среды мэрии Новосибирска Мария Сидорова добавила, что отсутствие регионального закона или концепции по обращению с отходами производства и потребления, не входящими в ТКО, приводит к тому, что никто четко не понимает, куда идут производственные отходы, шины и т. д.

— Эти процессы должны четко регулироваться в границах области, должны быть созданы определенные правила обращения с этими отходами. Это сегодня крайне необходимо, — подчеркнула она.

Директор ГК «Тайгер-Сибирь» Кирилл Ритерман входит в рабочую группу по доработке Концепции расширенной ответственности производителей, созданную при правительстве РФ, возглавляемую зампредом правительства Викторией Абрамченко. По его словам, сейчас обсуждается ряд сложных изменений, которые планируется внести №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».

— Сейчас в законе нет четкого определения понятия отходов. Нет понимания того, кому они принадлежат при реализации раздельного сбора? Это ТКО или отходы товаров и упаковки? Пока нет четкого понимания и определения основных позиций, сложно прогнозировать развитие отрасли переработки, так как сложно подсчитать экономику проектов, — говорит Ритерман. — Еще одна серьезная проблема, возникающая при вовлечении ВМР во вторичный оборот, — сложноперерабатываемая упаковка. Себестоимость ее переработки выше, чем производство из первичного сырья, конкурировать с ним сложно, и эти сегменты в нашей стране не развиваются. Например, из полимерно-песчаной продукции можно сделать большой спектр изделий, но они не всегда будут конкурентны с изделиями из первичного сырья.

Эксперт комитета по экологии НОО «ОПОРА РОССИИ», представитель Новосибирской областной Ассоциации предприятий по обращению с отходами «Экология Сибири» Никита Сабуров обратил внимание на проблему с выпуском актов утилизации, которыми сегодня закрываются объемы в самых разных регионах, кроме собственно территории, где образуются эти отходы. Кроме того, очень актуальна тема фальсифицированных актов.

— Судебная практика по этой теме нарабатывается постоянно. К примеру, Samsung Electronics недавно попал на 88 млн рублей за то, что у него нашли «нарисованные» акты об утилизации. Но почему рынок РОП наводнили черные акты? Потому что своевременно не ввели регулирование, систему ГИС, — не исключает эксперт.

Переплачивают, но принимают

О проблемах с РОП говорят и производители. В частности, управляющий по работе с органами госвласти и корпоративным отношениям пивоваренной компании «Балтика» в регионе Сибирь Анастасия Малетина отмечает, что компания занимается реализацией РОП с 2014 года именно через взаимодействие с локальными — региональными — партнерами для формирования инфраструктуры по всей цепочке производственного цикла. Эта тема также зашита в стратегию целей устойчивого развития «Балтики»: переработка упаковки — это часть большого проекта по снижению углеродного следа компании. С 2015 года в ходе этой работы производитель уже на 7% снизил объем эмиссии парниковых газов.

— Мы поддерживаем необходимость совершенствования института РОП, но вместе с тем важно обеспечить прозрачные, четкие правила работы, эффективное администрирование, чтобы исключить недобросовестные практики и не создавать дополнительные барьеры и нагрузку на ответственный бизнес. — подчеркивает Малетина. — Мы нацелены на диалог с властью, но, к сожалению, Минприроды пока так и не учло предложения от бизнес-сообщества. На наш взгляд, текущая версия законопроекта о РОП носит фискальный характер и окажет дополнительное негативное влияние на цены потребительских рынков, усугубив ситуацию, вызванную ростом себестоимости производства из-за подорожания сырья и материалов, а также рядом регулятивных инициатив. Мы за то, чтобы в законопроекте появились меры стимулирования бизнеса переходить на самостоятельное исполнение РОП, использовать вторичное сырье. Сейчас эти пункты исключены. Добросовестный бизнес и сегодня платит экосбор, нужно прорабатывать вопрос развития ответственности и вовлечения в этот процесс более широкого круга компаний.

Кроме того, по словам Малетиной, производителей волнует история с удвоением платы по экосбору, которое сегодня присутствует в законопроекте.

— Представим, что компания самостоятельно реализует РОП и собирает 30% отходов. За 70% оставшегося объема упаковки субъект должен будет заплатить двойной экосбор плюс уже понесенные в рамках самостоятельного исполнения РОП расходы на обеспечение утилизации 30% отходов. В итоге мы получаем сумму, равную расходам на обеспечение утилизации 170% отходов от использования выпущенной упаковки. Данная мера дестимулирует производителей переходить на самостоятельное исполнение РОП. Наша компания уже приблизилась к нашей цели 2022 года — обеспечивать рециклинг не менее половины выпускаемой продукции, — говорит Анастасия Малетина. — Но всем субъектам РОП одномоментно, уже в 2022 году, собрать весь объем затруднительно из-за неразвитости инфраструктуры сбора и переработки. Поэтому мы за то, чтобы нагрузка на бизнес в части РОП увеличивалась постепенно. Например, чтобы нормативы утилизации по упаковке выросли не одномоментно до 100% с 1 января 2022 года, а поэтапно. Зачастую упаковка, произведенная с использованием вторичного сырья, дороже, чем созданная из первичных природных компонентов. Но ответственный бизнес сознательно идет на использование упаковки с содержанием вторичного сырья, следуя целям устойчивого развития, видя в этом свою социальную ответственность перед обществом. По сути, это в некотором роде инвестиции в развитие отрасли переработки отходов.

Директор ООО «Экорекс Металл» Артем Землянников также отмечает: добросовестные производители сегодня опасаются, что вскоре перестанут конкурировать на полках с «серыми» производителями, которые не платят ни за РОП, ни другие обязательные платежи.

— С упаковкой тоже довольно много вопросов. По переработке того же полиэтилена цена входа в бизнес начинается с 1 млн рублей. Можно взять оборудование и ваять в гараже упаковку. Не платить за нее никакой экосбор и демпинговать по ценам, — добавляет Землянников.

Кроме того, по его словам, в теме РОП сейчас много хайпа, и пока многие производители чаще ищут возможности уменьшить выплаты по РОП, а не продумывают механизмы  изменения своего производства, чтобы соответствовать требованиям закона.

— Как сейчас думают компании: нас обложили дополнительным налогом.  Они не думают о том, как изменить упаковку, чтобы соответствовать требованиям закона, а пытаются найти механизмы для минимизации этих платежей, — поясняет Артем Землянников. — Кроме того, в этой теме много пиара. К примеру, в Москве объявили акцию о сбору упаковки из-под кетчупа, распиарили ее в Instagram, соцсетях. Упаковка поступает на завод полимеров, а на заводе не знают, что с ней делать, потому что нет технологии переработки.

Впрочем, судя по словам участников круглого стола, эти вопросы не столь болезненны, как кажется.

— Это большое заблуждение, когда говорят, что из-за РОП сильно вырастет цена на товары. Рассмотрим ситуацию на примере стекла. Тонна стекла стоит 2564 рубля, при нормативе 25% экосбор получается 80 копеек на кг, а удорожание — 30 копеек на бутылку. При том что цена на одну и ту же бутылку в разных магазинах может отличаться на несколько рублей. Это не такая большая нагрузка на потребителя, о которой говорят производители. При введении 100% отчислений по РОП, нагрузка будет составлять 80 копеек на бутылку, — рассуждает Кирилл Ритерман.

Директор по развитию ООО «Сибирское стекло», заместитель председателя комитета по экологии ассоциации «Национальный объединенный совет предприятий стекольной промышленности «СтеклоСоюз» России» Сергей Лукьянцев добавил, что по поручению Виктории Абрамченко в ближайшее время производители упаковки будут предоставлять полные отчеты обо всех покупателях — с указанием номенклатуры, веса, количества ушедшей к ним продукции.

— Эту информацию сведут в единый реестр, оцифруют. В такой ситуации завтра те производители, которые делают упаковку в гараже, окажутся под увеличительным стеклом, и к ним применят карательные меры, — пояснил Лукьянцев.

Кирилл Ритерман добавил, что есть прямое распоряжение Виктории Абрамченко, согласно которому производитель продукции не будет иметь право продавать ее, если не зарегистрирует свою упаковку в электронном реестре.

— На словах это звучит очень страшно, кажется, что это сложнореализуемо, но на реализацию этого проекта выделяются 2-3 года, по истечении которых будет учитываться вся упаковка — никаких «черных» производителей рядом с добросовестным бизнесом стоять не будет, — подчеркнул он.

Генеральный директор АО «Новосибирский картонно-бумажный комбинат» Игорь Диденко обращает внимание еще на один нюанс, который, по его словам, вскоре снимет вопрос о недобросовестной конкуренции среди производителей — «честный знак».

— Как производители упаковки мы уже делаем эту маркировку для мороженого, творога, сметаны, начинаем делать для минеральной воды. Через год-полтора вся продукция в стране будет иметь индивидуальный код, и никаких «серых» или «черных» производителей не останется. Вся упаковка будет подсчитана, — предупредил он.

Как собрать?

Ключевой проблемой для многих переработчиков вторичных материальных ресурсов сегодня является доставка сырья. В том или ином виде она актуальна для всех сегментов рынка.

— Сейчас мы планируем запускать сеть сбора вторсырья — около 10 точек. В каждый пункт придется вложить более 400 тысяч рублей. Главный вопрос: куда их поставить и как получить разрешение на электроснабжение? — рассказывает Андрей Корнилов. — Я пробовал договориться с торговыми сетями, но, к примеру, «Сибирский гигант» выставил мне счет за аренду — 35 тысяч рублей в месяц. А пункт сбора вторсырья денег не зарабатывает, он сам себя не окупает: нужно заплатить населению за сырье, заплатить зарплату приемщику, оплатить электричество. Это минусовая история, которая просто дает переработчику дополнительный объем полезных фракций.

В ответ участники круглого стола посоветовали коллеге выходить на крупные компании, у которых есть собственные площадки в местах высокой проходимости, и договариваться с ними о партнерстве в рамках социальной ответственности бизнеса.

— Мы с «Сибстеклом» прошли эту дорогу и знаем, как непросто организовать пункт приема вторсырья. Предоставление земельного участка на территории муниципалитета возможно только в ряде случаев. Например, в рамках постановления правительства РФ №1300. Но размещение пункта сбора вторсырья возможно только на свободной муниципальной земле. Никто не говорит о том, что там будет провод с электричеством. Чаще всего это неудобица, никем не занятая, что обычно не укладывается в бизнес-концепцию сборщиков сырья, — говорит Мария Сидорова. — В жилой застройке найти такие территории крайне сложно. Возможно, вам стоит подумать о сотрудничестве с крупными торговыми центрами, которые уже создают пункты сбора вторсырья в рамках социальной ответственности бизнеса. Договаривайте с крупными производителями, делайте совместные проекты.

Наиболее отработана в Новосибирске и области схема сбора макулатуры и картона.

— На рынке есть много компаний, которые профессионально и много лет занимаются сбором макулатуры. Дело в том, что мы не можем принимать макулатуру россыпью. Она должна обладать определенными характеристиками. С населением мы пока не работаем, но планируем сделать несколько площадок для имиджа, чтобы к нам на переработку мог принести сырье любой человек, — пояснил Игорь Диденко.

Напомним, уже много лет в Новосибирске проводится целенаправленная кампания, в рамках которой в школах собирается макулатура и даже устраиваются соревнования: кто больше принесет. Практически на поток поставлен сбор крышек от пластиковых бутылок. Хотя специалисты называют этот конкурс профанацией, отмечая, что куда более эффективно и грамотно собирать крышки вместе с бутылками. Это более интересно для переработчиков и более грамотно с точки зрения экологии. Но крышки собирать проще — это более удобный PR-ход.

А вот еще один канал сбора макулатуры и картона на круглом столе раскритиковали. Так, один из участников заявил, что привлек к этой работе дворников, которые собирают все виды вторсырья, не дают ему уезжать на полигон и сами зарабатывают.

—  Какие правовые основания у дворников продавать макулатуру? Может, это все-таки деньги УК и жителей, которые в этом доме проживают? Давайте разъяснять жителям, что они эти средства могут направлять в благоустройство, ремонт и т. д. Когда жители увидят, что эти деньги пойдут на их дом, они охотнее будут сортировать и сдавать вторсырье. Пока этот вопрос совершенно неурегулирован, и УК не заинтересованы в раздельном сборе отходов, так как прямо говорят: мы это сырье даже не увидим, его заберут дворники, — говорит Артем Землянников.

Андрей Корнилов пояснил, что у УК при раздельном сборе сырья возникают проблемы с регоператором, которому это невыгодно, так как он получает выпадающие доходы — их ему никто не компенсирует.

— Когда жители начинают отбирать вторсырье, они требуют снижения тарифов. Это указано в законе. Кто-то из управляющих компаний на это идет, а кто-то нет, но регоператор это не приветствует, так как у него не складывается экономика, — поясняет Корнилов.

Артем Землянников напомнил, что по нормативной практике дополнительные доходы регоператора, полученные от продажи вторсырья, освобождаются от налогов.

— Но законодатели — люди умные. Думаю, что они несколько лет посмотрят на то, какие доходы при этом получают операторы, и обложат это данью с федерального уровня, — не исключил он.

Все с РОП будем

По словам Кирилла Ритермана, в концепции РОП планируется прописать дифференцированные ставки на отходы упаковки в зависимости от сложности их переработки.

— На те отходы, которые очень сложны в переработке, либо на отходы, для которых нет технологий переработки, будет вводиться запрет. На упаковку, которую сложно, но можно переработать, будет высокая ставка экосбора. Если упаковка простая в переработке, то ставка меньше. На наш взгляд, это логично и правильно. Такая методика реализуется в большинстве европейских стран, так что мы ничего не открываем — просто двигаемся в правильном направлении, — говорит Ритерман.

В рамках концепции РОП также рассматриваются механизмы продвижения на рынок продукции, изготовленной из вторсырья. Как ранее отмечали участники круглого стола, достаточно часто она получается более дорогой, чем та, которая производится из первичного сырья. И это снижает интерес к переработке ВМР у бизнеса.

— Сейчас в рабочей группе рассматриваются два механизма. Первый — давать некие преференции при заключении госконтрактов на поставку товаров, сделанных из вторичного сырья. Предполагается, что такой продукт может стоить до 20% дороже, чем из первичного сырья, но все равно будет иметь приоритетное право в использовании в рамках интереса субъекта. На наш взгляд, это может помочь развивать именно те направления переработки отходов, что сейчас сложно реализуемы, — поясняет Кирилл Ритерман. — Кроме того, у нас есть предприятия, производящие изделия из вторичного сырья, но они не имеют возможности их реализовывать, потому что себестоимость их производства выше, а меры поддержки не реализованы. На уровне субъекта федерации не помешало бы отдельно эту тему рассмотреть. Я говорю, например, про полимеры. Нужно прорабатывать механизмы использования плитки, брусчатки из полимер-песчаных смесей. Да, они дороже, чем бетон, но у полимер-песчаных изделий выше технические характеристики.

Андрей Корнилов подтвердил, что производители полимер-песчаных изделий не могут предложить меньшую цену на ту же брусчатку, а государство при закупках пока обращает внимание на цену, но игнорирует уникальные качества продукции.

Учредитель ООО «ПТК Новопак» Олег Ростовский добавил, что у полимер-песчаной продукции есть ключевое достоинство: в нее можно включить все, что не пойдет в любую другую продукцию, в том числе неперерабатываемую упаковку. Это особенно актуально, когда перед производителем стоит выбор: куда отправлять отходы — на свалку или в производство товарной продукции.

— Вопрос о приоритетной реализации продукции из вторсырья, которая производится у нас в регионе, ее использование в проектах благоустройства, уже неоднократно поднимался участниками рынка. Мы писали на федеральный уровень письма с предложениями об установлении приоритета, но положительного отзыва пока нет, — говорит Мария Шичкина.

Николай Нечитайло добавил, что в плане, утвержденном Викторией Абрамченко, указаны сроки, в течение которых должно быть подготовлено постановление, прописывающее перечень товаров и объектов, при закупке которых предъявляются экологические требования и критерии, — третий квартал 2021 года.

— Субъекты федерации должны были подать свои предложения до 15 октября. Мы их уже направили. Важно понимать то, что производимые из вторичного сырья товары должны быть в каких-то параметрах более конкурентными, чем то, что производится из первичного сырья, — добавил чиновник.

Второй механизм, над которым сейчас работает рабочая группа, возглавляемая Викторией Абрамченко, — распределение средств РОП.

— В этом бюджете сейчас аккумулируются большие денежные средства, что перечисляют производители товаров и упаковки. Эти деньги должны перечисляться в субъекты федерации на покрытие затрат субъектов, которые они будут нести при использовании товаров, изготовленных из вторичного сырья, — говорит он.

Мария Шичкина добавила, что в октябре на российском экологическом форуме в Москве вопрос обращения со вторичными материальными ресурсами, не включенными в ТКО, поднимал ППК «РЭО», поэтому, возможно, нормативное регулирование в части иных отходов вскоре будет разработано.

— Тогда мы сможем отрегулировать доставку на рынке шин, других фракций вторсырья, подсказать, как их отвезти и разместить, — пояснила она.

Сергей Лукьянцев заявил, что на форуме 12 октября Виктория Абрамченко четко дала понять: те, кто мечтает о переносе сроков полноценного введения РОП, должны оставить эти мечты и готовиться к формированию цикличной экономики по всем направлениям.

— В цикличной экономике все участники процесса обращения с отходами вносят свой ответственный вклад, выполняя конкретную функцию: сокращение использования природного сырья, снижение объемов захоронения на полигонах, а также уменьшение промышленных выбросов. Скоро каждый бизнес почувствует на себе дополнительную финансовую нагрузку за образуемый им углеродный след, — предупредил Лукьянцев.

Никита Сабуров добавил, что на федеральном уровне ужесточаются требования по отчетности: вместо одного — два раза в год.

— Те, кто уже сталкивался с такой отчетностью, понимают, как долго она администрируется Росприроднадзором, плюс она достаточно трудоемка для заполнения: три формы декларации выпущенных товаров в оборот, расчет норматива утилизации, расчет уплаты эксбора. Скорее всего, это ужесточение преследует какие-то цели, — говорит он. — Кроме того, планируется создавать расширенные реестры и ГИСы для этой темы.

Никита Сабуров не исключает, что в систему РОП будут встроены регоператоры ТКО.

— Читаю законы и вижу, как они меняются в эту сторону. На мой взгляд, механизм РОП не может работать, если сбор сырья идет с торговых, распределительных центров и т. д., Его нужно изымать у населения, и тут у регоператора могут появиться дополнительные возможности, — поясняет он. — Кроме того, пока переработчики и утилизаторы сдают отчет о местах накопления сырья. Сейчас обсуждается вопрос о расширении этой схемы, в которую предлагается включить конечный товар, чтобы Росприроднадзор мог отслеживать что конкретно получается в конце цепочки переработки вторсырья.

Новые возможности

По наблюдению председателя комитета по экологии и устойчивому развитию Торгово-промышленной палаты Новосибирской области, руководителя направления «экология и ВМР» ООО «Экорекс-Металл» Александра Самойлова, в последнее время тема вторичных материальных ресурсов стала привлекать много внимания представителей малого и среднего бизнеса. Запросы на консультации по различным нюансам работы на этом рынке в комитет поступают постоянно.

— С самыми востребованными материалам — полимеры, стекло, металл, бумага, картон — ситуация уже более-менее понятна, отлажена инфраструктура их сбора и переработки. Но есть довольно значительные объемы вторсырья, которое никто не утилизирует в рамках РОП. Возникает необходимость найти компании, переработчиков, что могли бы помочь предприятиям в данном вопросе, — рассуждает Самойлов. — Возможно, у компаний МСБ не такие большие объемы отходов, как у лидеров рынка, но интерес есть. Возможно, их стимулирует повестка ЦУР, потому что МСБ активно сотрудничает с крупным бизнесом, для которого эта повестка стала актуальной, и он подтягивает за собой своих подрядчиков.

По его словам, в ТПП приходит все больше запросов от бизнеса, где говорится о создании новых предприятий и мощностей. Причем интересанты готовы выступать именно в роли инвесторов таких предприятий. Несколько проектов сейчас находятся в стадии обсуждения, рассмотрения бизнес-планов. Кроме того, ТПП ищет предпринимателей-производственников, которые рассматривают возможность выхода на рынок переработки ВМР.

— Много вопросов поступает по переработке деревянной упаковки. Получить лицензию на эту деятельность не так сложно, но суть РОП заключается не в том, чтобы прийти в компанию и взять бумажки, подтверждающие соответствие этим требованиям. Нужно провести целый цикл производственных операций, который позволит из упаковки получить какую-то новую продукцию, осуществить именно утилизацию сырья. Всю эту процедуру необходимо детально проработать, начиная от технологических процессов и заканчивая надлежащим документальным оформлением. Только в этом случаев утилизация будет считаться выполненной, —  поясняет Александр Самойлов. — К сожалению, пока по деревянной упаковке в Новосибирске сложно найти компании, которые готовы делать все правильно и в полном объеме. Кстати, технологические процессы по утилизации всех видов сырья разрабатываются для каждой компании индивидуально, в зависимости от имеющегося у нее оборудования. Невозможно придумать единую методику для всей страны.

Еще одна не занятая в Новосибирске ниша — переработка текстильных отходов. Для города эта проблема не столь очевидна и понятна, как в центральной части России, так как у нас нет профильных промышленных предприятий.

— Утилизация отслужившего свой срок текстиля — большая головная боль. На федеральном уровне об этом говорят не меньше, чем о других отходах, поскольку именно текстиль составляет значительную часть полезных мусорных фракций, накапливаемых на полигонах ТКО, — говорит Сергей Лукьянцев.

Еще одна тема, которая для Новосибирска уже очень болезненна — переработка отходов агропромышленного коплекса. Как рассказала на круглом столе ведущий эксперт проектного офиса ГАУ НСО «Новосибирский областной инновационный фонд» Алиса Иваненко, сейчас фонд курирует и сопровождает разработку нескольких проектов в этой сфере, где принимают участие инновационные предприятия, университеты, НИИ.

— Они предлагают интересные решения для переработки отходов АПК. Уже есть технологии, которые необходимо приземлять в реальный сектор, чтобы протестировать инновационные разработки. Требуется взаимодействие с крупными промышленными предприятиями, сельхозпредприятиями, готовыми у себя эти разработки пилотировать и масштабировать, — пояснила она.

В рамках «Сибирского биотехнологического НОЦ» несколько разработок уже проходят испытание в хозяйствах области. Например, переработка куриного помета в биогаз и тепло.

— Мы готовы такие проекты предлагать реальному сектору. Можем  работать и в обратном направлении: если у реального сектора есть запросы на конкретные решения, то мы готовы оказывать поддержку в размещении этих запросов в инновационных компаниях и стартапах. Например, речь может идти о поиске технологий для переработки каких-то фракций вторсырья, — резюмирует Алиса Иваненко.

Источник: Infopro54