Эдуард Таран: Беру риски на себя

 

21 Декабря 2012

Весь свой бизнес он делит на две категории: флагманские проекты и компании менее 10 миллионов долларов по капитализации. Когда журналисты докучают вопросами о продаже того или иного актива, отвечает: «Это Родина не продается, а у бизнеса суть такая — продавать и покупать». За 20 лет промышленник, инвестор, а сегодня и общественный деятель Эдуард Таран выстроил бизнес-империю, границы которой простираются далеко за пределы Новосибирской области.

Эдуард Таран

Cначала был уголь

Именно так можно начать рассказ о становлении предпринимателя Тарана, зная, насколько трогательно, да-да, именно так он относится к своим первым шагам в бизнесе. Хотя если все же следовать принципам летописца, надо уточнить — сначала была перестройка, в атмосферу которой и шагнул демобилизовавшийся из рядов Советской Армии гвардии рядовой Эдуард Таран. И оказался в стране, которая, выполнив все проектные работы, заморозила строительство коммунизма, нашла массу недоделок в давно принятом госкомиссией социализме и пустилась в изыскания для новой экономической формации.

Полстраны охватило кооперативное движение в основном в сфере услуг и торговли. Таран же с другом Вадимом Даниловым собрал команду опытных строителей (тогда говорили так — «сколотил бригаду»), получил генподряд и приступил к строительству девятиэтажного жилого дома в Кемерове. Но у заказчиков вдруг закончились деньги, и они предложили рассчитываться за строительно-монтажные работы бартерной схемой — углем. Вскоре оказалось, что заниматься черным золотом значительно выгоднее, чем строить.

Так что название РАТМ — «Региональная ассоциация топливных материалов» — из тех времен, как и первый миллион рублей, заработанный молодым энергичным топ-менеджером. Уже тогда был заявлен масштаб бизнеса: трейдинговая компания поставляла энергетические угли для Минобороны, МВД России, структур РАО ЕЭС и других энергосистем.

«За короткий период мы стали одним из крупнейших угольных трейдеров — объем отгрузки доходил до 20 млн тонн, что было сопоставимо с добычей всего «Кузбассразрезугля», — вспоминает сегодня один из пяти первых миллиардеров столицы Сибири. — На этом фундаменте в конце 90-х гг. совместно с администрациями Новосибирской и Кемеровской областей РАТМ осуществил проект «Кемеровско-Новосибирский топливно-энергетический комплекс» (КеНоТЭК), обеспечив, по сути, в то сложное время энергетическую независимость Новосибирска и области в целом».

В угольном бизнесе РАТМ все делал основательно: получил лицензию на угольное месторождение, инвестировал средства в создание и развитие разреза «Караканский-Южный», построил к нему железную дорогу. Было и торжественное чествование коллектива в связи с добычей миллионной тонны угля. К слову, именно из того периода и сформирована позиция социальной ответственности бизнеса, которой бизнесмен придерживается и сегодня.

Но было в «угольном периоде» и одно «но», которое предопределило отношение Тарана к этому активу: к приватизации «Кузбассразрезугля», с которым РАТМ проработал семь лет, компанию не допустили, так на рынок угля пришли глобальные игроки — МДМ, УГМК.

«Со временем новые акционеры научились продавать уголь самостоятельно, и в 2002 году я полностью продал партнеру свою долю в этом бизнесе, — резюмирует Эдуард Анатольевич. — А в отношении КеНоТЭК можно сказать, что и по современным меркам та структура была грамотно продумана и стратегически верно выстроена. После продажи этот актив вошел в состав компании, которая фактически стала первым производителем энергетического угля в России с биржевым листингом и внушительным количеством акций в свободном обращении».

Осенью 2012-го, в канун двадцатилетия РАТМ Холдинга, Тарану предложили ответить на вопрос: «Когда было сложнее вести бизнес — тогда или сейчас?». Он, задумавшись на какие-то секунды, произнес: «Даже несмотря на приобретенный опыт, накопленные знания и средства, сейчас значительно сложнее. Ведь тогда мы все были мечтателями и оптимистами. Оптимистами, правда, мы не перестаем быть и сегодня!».

В этом ответе нет лукавства. Действительно, тогда РАТМ представлял одно направление деятельности, и у компании в той нише не было конкурентов. Сегодня и уровень конкуренции на рынке возрос в разы, да и холдинг ведет одновременно деятельность в нескольких бизнес-сегментах: это крупное российское объединение предприятий оборонной, цементной и стекольной промышленности, оптико-электронного приборостроения и инвестиционно-девелоперского направления.

Политика инвестирования

Диверсификацию своего бизнеса Таран начал в конце 1990-х гг., и первыми в состав Группы компаний РАТМ вошли новосибирские «Искитимцемент» и «Экран». Только на первый взгляд заводы представляли выгодные активы, на самом же деле и первый, и второй проект предстояло вытаскивать из долговых ям. Так, по «Искитиму» долги предприятия превышали 600 млн руб., не были налажены нормальная производственная деятельность и сбыт. Аналогичная ситуация и с заводом стеклотары — и там требовались серьезные управленческие решения и финансовые вложения.

«Осваивая политику инвестирования, мы делали упор на развитие — ведь именно в этом и реализуется профессионализм менеджмента, — поясняет свою позицию Эдуард Таран. — Сегодня «Искитимцемент» и «Экран» — одни из крупнейших в своих отраслях предприятия России. Мы практически заново отстроили «Экран»: ввели новые цеха, закупили импортное оборудование, что позволило увеличить производительность в шесть раз. Сотни работников трудятся на этих предприятиях, сохранены прежние и созданы новые рабочие места».

Так, в 2010-м на «Экране» введена 300-тонная печь — одна из самых крупных в стране и последняя из введенных в эксплуатацию в России, по сути, это отдельный завод под тем же брендом. При рыночной стоимости в 65 млн евро на ее возведение потратили около 44 млн евро благодаря грамотно созданной инфраструктуре и профессионализму команды. В ближайшей перспективе либо модернизация одной из функционирующих печей либо запуск «шестой» по счету, в зависимости от выбранной стратегии, стоимость проекта колеблется от 25 млн до 55 млн евро. Инвестиции просчитаны из нескольких источников, в том числе привлечение иностранных банков за счет накопленной чистой прибыли и непосредственно вложений акционера.

Сегодня в РАТМ Холдинге стекольная тема в приоритете: и сам проект завода «Экран» рассматривают как развивающийся (завод по мощности — четвертый в стране и первый за Уралом), и консолидация в отрасли оценена как перспективная. «Уже есть протоколы намерений о возможной консолидации, но мы — в процессе анализа и переговоров, чтобы не навредить себе и партнерам и не сделать ошибок, которые негативно скажутся на развитии стекольной отрасли в России», — комментирует предприниматель.

В начале двухтысячных Таран заинтересовался оборонными активами. Тогда Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) выставляло на продажу предприятия ВПК: оказавшимся в сложном финансовом положении заводам требовались терпеливые инвесторы.

Так, что в 2003-м далеким от определения «рентабельный» стало основное оборонное приобретение бизнесмена — Ростовский оптико-механический завод (Ярославская область) — от банкротства предприятие отделял шаг, на арестованных счетах значился нулевой баланс. В наследство от прежних управленцев РАТМ получил многомиллионные долги как по налогам, так и по непогашенным кредитам и невыплаченной заработной плате. Тем не менее на основе РОМЗа, а также завода «Экран-оптические системы» и с участием Лыткаринского завода оптических систем удалось создать первый в России частный оборонный холдинг.

«Сегодня РОМЗ — динамично развивающееся предприятие с устойчивым финансовым положением, обладающее высоким производственным и конструкторским потенциалом, — констатирует Эдуард Таран. — Такое положение — результат реализации программы финансового оздоровления предприятия, проведенной с участием акционеров и, делаю особый акцент, при действенном и эффективном участии государства».

Отметим, что Таран никогда не был замечен в чрезмерном внимании к исполнительной власти. Но если речь заходит о РОМЗе, он обязательно делает упор на беспрецедентном решении тогда премьер-министра России Владимира Путина, по распоряжению которого единственному частному предприятию страны выделили государственную субсидию в размере 274,8 млн руб.

«Я расцениваю такое участие Владимира Владимировича в судьбе предприятия в контексте событий 2010 г. (арест бизнесмена и возбуждение уголовного дела, которое закрыли через полгода из-за отсутствия состава преступления) как высшую степень доверия и к нашей компании, и к принятой нами стратегии, и ко мне лично. Все выделенные средства израсходованы строго по целевому назначению. В настоящее время ОАО «РОМЗ» не имеет ни одной копейки неурегулированной налоговой задолженности».

Ростовский оптико-механический в системе оборонной промышленности России — это высокотехнологичное предприятие по производству оптико-механических приборов — основы современных вооружений и систем ведения боя, систем управления транспортом и оружием: зенитные прицелы, прицельно-наблюдательные комплексы управления огнем, устанавливаемые на боевых танках Т90 и бронетранспортерах.

«В перспективе — долгосрочное, на 20 лет вперед, планирование работы предприятия, борьба за качество продукции, так как именно этот критерий играет определяющую роль не только на внешнем рынке, но и в вопросе распределения заказов государством, — делится Эдуард Анатольевич. — Показательным в этом плане является сотрудничество с мировым лидером в области высокоточного оружия — французской фирмой Sagem Defense Securite, эксперты которой оценили деятельность РОМЗа на твердую «четверку».

А ведь когда команда РАТМа стала принимать экстренные меры по оздоровлению предприятия, многим такое упорство в достижении целей пришлось не по душе, и они стали активно распространять дезинформацию, приписав Тарану и его команде все просчеты прежнего руководства. В общем, на войне как на войне.

content DSC 3852

Идеология бизнеса

К слову, «военная» тематика, но в ином смысле, на довольно длительный период плотно сплелась с РАТМом. Есть мнение, что Эдуард Таран отказался от создания в своей группе компаний цементного холдинга вследствие проигранных боев за «Ангарскцемент». Тогда Тарана иначе как рейдером не называли. Он же, анализируя ситуацию, утверждает, что истоки решения не развивать цементные активы за счет приращения сугубо экономические, а если он и проиграл войну, то исключительно информационную:

«Описываемые тогда события были передергиванием информации. Меня обвиняли в захвате завода, но на самом деле это против нас применили все рейдерские технологии, в том числе коррупционный административный ресурс. В таких реалиях мы принимали достаточно жесткие управленческие решения. Но закон мы не переступали. Далеко немногие знают, что по Ангарску мы выиграли все высшие суды, восстановили наш контрольный пакет акций, сохранили свой бизнес, а затем продали его по максимально эффективной цене. Я занимался исключительно бизнесом, о его информационной составляющей некогда было думать. Эти просчеты, к сожалению, пожинаем и сегодня.

И про рейдерство на «Алттраке» неуместно говорить. Я законно купил контрольный пакет и вместе с руководством края занимался программой восстановления завода. Но во время кризиса этот бизнес оказался крайне неэффективным. К тому же возникло политическое непонимание нашей позиции: забастовки, голодовки — завод стал своего рода катапультой для разного рода проходимцев, нацелившихся в депутаты и иные политорганы. Для меня это неприемлемо — я никогда не занимался политикой — поэтому принял решение продать завод».

Действительно, Эдуард Таран позиционирует себя промышленником, он утверждает: «Я формирую ряд промышленных проектов, это основа моего дела». Если говорить о стратегии бизнеса, то, по его мнению, отдельно взятые активы не результативны, эффект, особенно в кризисные времена, дают технологично образованные отраслевые холдинги.

Сильной стороной своей команды Таран называет умение четко сформировать проект, который за счет интеграции приведет к системному эффекту.

«Мы результативны как переговорщики, как носители финансового ресурса, человеческого потенциала и положительной репутации, так как имеем опыт работы в качестве инвестиционного фонда — берем на себя риски, умеем отвечать за проблемы и достигать результатов».

Бизнесмен утверждает, что в наращивании активов «никогда не бывает последнего вагона». И в кризисном сценарии есть свои плюсы. В частности, такие периоды подталкивают собственников принимать решения о продаже проблемного бизнеса. Когда в экономике возникает дефицит ликвидности и ограничены свободные средства, инвесторам выгодно приобретать сложные, но привлекательные в перспективе активы по приемлемым ценам. В данном контексте сложно прогнозировать, какой новый актив, помимо заявленных приоритетов, заинтересует Эдуарда Тарана уже сегодня, и что завтра из уже имеющихся он выставит на продажу.

Эксперты постоянно упрекают холдинг в закрытости. На что бизнесмен парирует: «Действительно, мы не публичная компания по части акций, но наши бухгалтерские балансы открыты. Мы не видим смысла раскрывать информацию по непрофильным активам, капитализация которых менее $10 млн, так как в дальнейшем они будут либо консолидированы с другими, либо проданы. Мы не закрыты даже от некомпетентных журналистов, которые периодически в своих статьях лишают меня то контрольного пакета акций, то вообще оставляют без всего».

Впрочем, и в журналистском цеху есть недовольные бизнесменом. Например, на пресс-ланче в канун Рождественского благотворительного бала он отчитал корреспондентов за то, что они не проявляют активности: «Я прилетел из Москвы, подготовился, жду от вас вопросов, а у вас их нет! Тогда зачем мы тратим время друг друга? Вам неинтересна благотворительность, системная помощь бизнес-сообщества тяжелобольным детям? Что вам тогда интересно?».

Ответ на этот отнюдь не риторический вопрос он сам же озвучил на одной из осенних встреч с представителями СМИ: «По оборонной тематике вопросов больше нет? Жаль, хорошая тема. Везде в мире война, а вопросов по ВПК нет… Зато есть вопрос: «Куда ты дел акции, Таран?!». И президенту РАТМ Холдинга в логике не откажешь!

На финальную для такого повествования тему — о формуле своего успеха — Эдуард Таран эмоционально отвечает: «Таких вопросов надо меньше себе задавать, а больше трудиться! Если говорить об успехе в бизнесе, то надо обладать, конечно, определенными качествами характера, генерировать идеи, формулировать четкие задачи, уметь принимать решения, нести личную ответственность, доводить взятые на себя обязательства до логического конца — обо всем этом пишут в учебниках по менеджменту. Что добавлю — надо любить свою работу, уважать свою команду и доверять ей. А еще испытывать счастье каждый день, а не просто находиться в его ожидании. Надо быть оптимистом. И пребывать в гармонии с миром, в котором ты реализуешь свои цели».

Бизнес на благо

Известно, что среди активов Тарана есть и такие, которые не приносят ему дивиденды, но от этого не являются для него второстепенными. Более того, порой он уделяет им больше времени, нежели экономически обоснованным, потому что их результат иного свойства — это активная поддержка начинаний общественного деятеля Эдуарда Тарана. По мнению бизнесмена, команда РАТМ Холдинга смогла за 20 лет работы не только создать и эффективно реализовать многие социальные проекты, но и аккумулировать вокруг таких идей новосибирское сообщество и сформировать среду общественно ответственных людей.

content 2M3C5400

Основные социальные направления — помощь Специальной начальной коррекционной школе детскому саду «Сибирский лучик» города Новосибирска для детей с ограниченными возможностями здоровья, поддержка профессионального спорта — футбола и баскетбола, а также адресная помощь талантливым спортсменам, благотворительная программа «ЖИВИ», которая сейчас трансформируется в благотворительный фонд «ЖИВИ» (учредители Э. Таран и Д. Терешков). «Мы всегда поддерживали интересные начинания в этой сфере, но все же в большей степени выступали идеологами новых оригинальных проектов. Программу «ЖИВИ», идея которой родилась в 2008 г., я ставлю на особое место. За прошедшее время бизнес-сообщество Новосибирска собрало более 28 млн руб. на лечение детей, для которых последний шанс на спасение — высокотехнологичная операция. Главный результат такой деятельности бесспорен: сегодня эти ребятишки растут, улыбаются, полноценно живут, мечтают. Наверное, это и есть ответ, почему я занимаюсь благотворительностью».

content замена

Есть у Тарана и такой приоритет, как Фонд «Гражданин Отечества», основанный в 2000 г. «Мы поставили себе задачу не оставлять без внимания заслуженных людей нашего региона, говорить, насколько их вклад важен для города и области, насколько мы ценим их дела и поступки, как значим для нас их пример, — поясняет Эдуард Анатольевич. — Почетными наградами и торжественными чествованиями, материальными поощрениями и участием в потребностях этих заслуженных людей, а иногда и от всего сердца произнесенным «Спасибо!» мы подтверждаем, что не только их помним, но и гордимся ими».

Сергей Пирогов и Эдуард Таран

Лицам, удостоенным премии в десяти номинациях, охватывающих все сферы жизнедеятельности общества, вручают Почетный диплом лауреата, Почетный знак «За вклад в развитие Отечества» и денежную сумму в размере 90 000 руб.

Среди награжденных — граждане Новосибирской области, чьи имена вписаны в историю региона: в номинации «Государство и общество» награда вручена Любови Плучевской, которая воспитывает 36 детей, в номинации «Экономика и предпринимательство»  — генеральному директору ОАО «Завод «Труд» Юнусу Ислямову, «Медицина, экология и социальная защита» — врачу акушеру гинекологу Геннадию Демину, «Культура и искусство» — легенде новосибирского балета, народной артистке СССР Лидии Крупениной, известному художнику Сергею Пирогову и многим другим. Есть среди лауреатов и герои страны — командующий 58-й Армии Анатолий Хрулев, командир 19 мотострелковой дивизии 58 Армии Сергей Судаков и четверо офицеров, отличившихся во время проведения операции в Южной Осетии по принуждению Грузии к миру. Очередная церемония вручения премии пройдет в марте 2013 г.

Источник: Деловой квартал